Ленинград во время блокады

«Разрыв ткани жизни…»

8 сентября 1941 года, на 79-й день Великой Отечественной войны, вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо блокады 

Наступавшие на Ленинград немцы и их союзники ставили категорической целью его полное уничтожение. Ставка советского командования допускала возможность сдачи города и заблаговременно начала эвакуацию ценностей и промышленных объектов. 

Жители города не знали ничего о планах ни одной из сторон, и это делало их положение особенно тревожным.

О «войне тактик» на Ленинградском фронте и как это отражалось на блокадном городе — в материале ТАСС.

Гитлеровские планы не оставляли Ленинграду никакого будущего: германское руководство и лично Гитлер высказывали намерения сравнять город с землей. Такие же заявления звучали от руководства Финляндии — союзника и партнера Германии в военных действиях по блокаде Ленинграда. 

В сентябре 1941 года президент Финляндии Ристо Рюти прямо заявил германскому посланнику в Хельсинки: «Если Петербург не будет больше существовать как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке… Ленинград надо ликвидировать как крупный город».

 Верховное главнокомандование сухопутных войск вермахта (ОКХ), отдавая 28 августа 1941 года приказ на окружение Ленинграда, определяло задачи наступавшей на город группы армий «Север» как максимально плотное окружение. При этом наступления на город силами пехоты не предусматривалось.

«Немцы планировали захватить южные окраины: Рыбацкое, Купчино, но за Обводный канал никто из гитлеровских генералов двигаться не собирался», — считает петербургский историк Вячеслав Мосунов, автор книги “Битва за Ленинград. Неизвестная оборона”. 

Обратите внимание

Он отметил в беседе с корреспондентом ТАСС, что «идея уничтожения и геноцида разделялась генералами вермахта. В группе армий «Север» не было никакого гуманизма».

Капитуляцию города немцы принимать не собирались.

 «Нацистское руководство исходило из того, что город штурмовать не нужно, дабы избежать потерь среди личного состава, но при этом и не принимать капитуляции, поскольку капитуляция как военный акт возлагала бы на нацистское руководство необходимость думать о гражданском населении, — поясняет Никита Ломагин. — Более того, любые попытки прорыва из города, будь то женщин, стариков или детей, должны были предупреждаться, сначала заградительным огнем, а затем и огнем на уничтожение».

Немецкие историки в своих исследованиях после войны старались найти оправдание такой тактике.

«Долгое время в западногерманской историографии господствовало мнение, что Ленинград был городом-крепостью, а раз это был город-крепость, то и, соответственно, с ним можно было поступать как с военным объектом, и голод можно было использовать как средство ведения войны, он не был запрещен международным гуманитарным правом», — отмечает Ломагин. 

Позднее, однако, историки ФРГ признали, что фактически блокада Ленинграда была геноцидом, то есть войной на уничтожение всех тех, кто в этом городе находился. Об этом говорится, например, в книге «Преступления вермахта», изданной в Билефельдском университете.

«Ленинград станет могилой гитлеровцев», — писали городские газеты в последние дни августа 1941 года, когда немецкие части уже подходили к городу. Для Ставки удержать Ленинград было вопросом стратегическим, но советское руководство допускало и возможность наихудшего сценария, при котором враг мог войти в город, и на этот случай наиболее важные его объекты были заминированы. 

К этому времени из Ленинграда уже удалось эвакуировать ряд промышленных предприятий, в первую очередь оборонных, а также культурные ценности: коллекции Государственного Эрмитажа и других музеев. 

Эвакуация населения города проводилась в меньших масштабах, и на 8 сентября 1941 года в Ленинграде находилось более двух миллионов человек, среди которых было также немало беженцев из Прибалтики.

10 сентября в Ленинград прибыл с особой миссией первый заместитель наркома НКВД СССР Всеволод Меркулов, который вместе с Алексеем Кузнецовым, вторым секретарем обкома партии, должен был подготовить комплекс мероприятий на случай вынужденной сдачи города противнику.

«Без всяких сантиментов советское руководство понимало, что борьба может развиваться в том числе и по самому негативному сценарию», — уверен исследователь.

Историки считают, что ни Сталин, ни командование Ленинградского фронта не знали об отказе немцев от планов штурмовать город и о переброске наиболее боеспособных частей 4-й танковой армии Гепнера на московское направление. Поэтому вплоть до снятия блокады этот план специальных мероприятий по выводу из строя важнейших стратегических объектов в городе существовал и периодически проверялся. 

«В записных книжках Жданова (первый секретарь Ленинградского обкома ВКПб. — Прим. ТАСС) на конец августа — начало сентября есть запись о том, что необходимо создавать нелегальные резидентуры в Ленинграде, имея в виду, что возможность продолжения борьбы с нацистами, с оккупантами может происходить в условиях, когда город будет сдан», — рассказывает Никита Ломагин.

Ленинградцы следили за развитием событий с первых дней войны, пытаясь предугадать судьбу родного города. Битва за Ленинград началась 10 июля 1941 года, когда гитлеровские войска перешли тогдашнюю границу Ленинградской области.

Блокадные дневники свидетельствуют о том, что уже 8 сентября, когда город был подвергнут массированному артобстрелу, большинство горожан догадались о том, что враг рядом и трагедии не избежать.

Одним из главенствующих настроений этих месяцев были тревога и страх.

«Большинство горожан очень плохо представляли себе ситуацию в городе, вокруг города, на фронте, — говорит Никита Ломагин. — Эта неопределенность была характерна для настроений горожан в течение достаточно долгого времени». В середине сентября о тяжелой ситуации на фронте ленинградцы узнавали от военных, которые оказывались в городе для передислокации и по другим причинам.

С начала сентября в связи с очень тяжелым положением с продовольствием стали меняться правила работы системы снабжения. 

Важно

Ленинградцы говорили, что из магазинов исчезли не только продукты, но даже их запах, и теперь в торговых залах пахло пустотой. «Население стало думать о каких-то дополнительных путях поиска продовольствия, о новых стратегиях выживания», — поясняет историк.

«Во время блокады было очень много предложений снизу, со стороны ученых, инженеров, изобретателей, как решать те проблемы, с которыми город столкнулся: с точки зрения транспорта, с точки зрения разного рода заменителей продовольствия, заменителей крови», — говорит Никита Ломагин.

Особенно подействовал на горожан пожар на Бадаевских складах в первый день блокады, где сгорело 38 продовольственных складов и кладовых. Запас продовольствия на них был невелик и его могло хватить городу максимум на неделю, однако по мере ужесточения пайков ленинградцы все больше укреплялись в уверенности о том, что именно этот пожар стал причиной массового голода в городе.

На 12 сентября 1941 года Ленинград располагал следующими запасами:

хлебное зерно и мука — на 35 суток;

крупа и макароны — на 30 суток;

мясо и мясопродукты — на 33 дня;

жиры — на 45 суток.

Нормы выдачи хлеба на тот момент составляли:

рабочим — 800 г;

служащим — 600 г;

иждивенцам и детям — 400 г.

Настроения горожан ухудшались по мере изменений на фронте.

К тому же противник активно проводил в городе пропагандистскую деятельность, из которой особенно распространена была так называемая пропаганда шепотом, распространявшая слухи о непобедимости немецкой армии и поражении СССР. Свою роль играл и артиллерийский террор — постоянные массированные обстрелы, которым город подвергался с сентября 1941-го и до снятия блокады.

Историки говорят, что совокупность трагических обстоятельств, нарушивших нормальное течение жизни ленинградцев, достигла пика к декабрю 1941 года, когда нормы продовольствия стали минимальными, из-за нехватки электричества встало большинство предприятий, практически перестал работать водопровод, транспорт, другая городская инфраструктура.

«Эта совокупность обстоятельств — это то, что мы и называем блокадой, — говорит Никита Ломагин.

— Это не просто окружение города, это дефицит всего на фоне голода, холода и артобстрелов, прекращение функционирования традиционных для мегаполиса связей между работниками, инженерами, предприятиями, учителями, учреждениями и так далее. Разрыв этой ткани жизни — это был чрезвычайно тяжелый психологический удар».

Единственное звено, соединявшее городское пространство в условиях блокады, — ленинградское радио, которое, по выводам исследователей, объединяло и смыслом борьбы, и объяснением того, что происходит. 

«Люди желали узнавать новости, получать информацию, эмоциональную подпитку и не чувствовать себя одиноко», — говорит Ломагин.

С конца сентября 1941 года, отмечают историки, горожане стали ждать скорого снятия блокады. Никто в городе не мог поверить, что она продлится долго.

Эту веру укрепляли первые попытки деблокады Ленинграда, предпринятые в сентябре-октябре 1941 года, позднее — успех Красной Армии под Москвой, после которого ленинградцы ждали, что вслед за столицей гитлеровцы будут отброшены и от города на Неве. 

«В то, что это надолго, никто в Ленинграде так и не поверил вплоть до самого января 1943 года, когда блокада была прорвана, — говорит исследователь Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда Ирина Муравьева. — Ленинградцы постоянно ждали прорыва и деблокады города».

Фронт под Ленинградом стабилизировался 12 сентября. Немецкое наступление было остановлено, однако гитлеровское командование продолжало настаивать на том, чтобы кольцо блокады вокруг города сжималось теснее, и требовало от союзников-финнов выполнения условий плана «Барбаросса». 

Совет

Он предполагал, что финские части, обогнув Ладожское озеро с севера, встретятся с группой армий «Север» в районе реки Свирь и тем самым замкнут второе кольцо вокруг Ленинграда.

«Избежать блокады Ленинграда в тех условиях было невозможно», — считает Вячеслав Мосунов. 

«Вплоть до начала Великой Отечественной войны оборона Ленинграда строилась в первую очередь с условием того, что враг будет наступать с севера и запада, — отмечает историк. — Ленинградский военный округ, имевший самую обширную территорию, с самого начала боевых действий был ориентирован на оборону северных подступов к городу. Это было следствием предвоенных планов».

Александр Верт, британский журналист, 1943 год

Вопрос об объявлении Ленинграда открытым городом никогда не мог возникнуть, как это было, например, с Парижем в 1940 году. Война фашистской Германии против СССР была войной на истребление, и немцы никогда не делали из этого секрета. 

Кроме того, местная гордость Ленинграда носила своеобразный характер — горячая любовь к самому городу, к его историческому прошлому, к связанным с ним замечательным литературным традициям (это в первую очередь касалось интеллигенции) соединялась здесь с великими пролетарскими и революционными традициями рабочего класса города. И ничто не могло крепче спаять эти две стороны любви ленинградцев к своему городу в одно целое, чем нависшая над ним угроза уничтожения.

В Ленинграде люди могли выбирать между позорной смертью в немецком плену и почетной смертью (или, если повезет, жизнью) в собственном непокоренном городе.

Также ошибкой была бы попытка проводить различие между русским патриотизмом, революционным порывом и советской организацией или спрашивать, который из этих трех факторов сыграл более важную роль в спасении Ленинграда; все три фактора сочетались в том необыкновенном явлении, которое можно назвать «Ленинградом в дни войны».

«Для немецкого командования наступление обернулось фактическим военным поражением, — отмечает Вячеслав Мосунов.

— Из состава 4-й танковой группы только один 41-й моторизованный корпус смог полностью выполнить свою задачу без дополнительной помощи.

Ему удалось прорвать оборону 42-й армии, выполнить задачу по захвату Дудергофских высот. Однако использовать его успех противник оказался не в состоянии».

Но и для Ленинградского фронта этот этап обороны города не был победой. Историки указывают на недостаточную глубину обороны города, на серьезные просчеты разведки на некоторых участках, в результате которых действия немецких войск были интерпретированы неверно. 

Попытки прорыва блокады осенью 1941-го не привели к успеху. Первый успех в битве за Ленинград был достигнут лишь в декабре, когда Тихвинская операция Красной Армии сорвала гитлеровские планы по «рукопожатию на Свири» с финнами и установлению второго кольца блокады.

Общие потери Ленинградского (Северного) и Волховского фронтов убитыми, ранеными и пропавшими без вести за все время битвы за Ленинград с июля 1941 по август 1944 года составили более 1 млн человек.

О потерях мирного населения Ленинграда у историков до сих пор нет единого мнения. В 1945 году на Нюрнбергском процессе было объявлено, что жертвами блокады стали 649 тыс. человек, однако современные историки считают, что в действительности эта цифра составила не менее 800 тыс. 

Источник: https://tass.ru/spec/leningrad

Блокада Ленинграда

Накануне блокады

Перед тем, как блокада началась, Гитлер стягивал войска вокруг города на протяжении месяца. Советский Союз, в свою очередь, тоже предпринимал  действия: возле города стояли корабли Балтийского флота. 153 орудия главного калибра должны были оградить Ленинград от немецкого вторжения. Небо над городом охранялось зенитным корпусом.

Однако германские части пошли по болотам, и к пятнадцатому августа формировали реку Луга, оказавшись на оперативном просторе прямо перед городом.

Эвакуация – первая волна

Часть людей из Ленинграда удалось эвакуировать еще до начала блокады. К концу июня в городе заработала специальная эвакуационная комиссия.

Читайте также:  Объединение галицкого и волынского княжеств

Многие отказывались уезжать, воодушевленные оптимистичными заявлениями в прессе о скорейшей победе СССР.

Сотрудникам комиссии приходилось убеждать людей в необходимости покинуть свои дома, практически агитировать их уехать, чтобы выжить и вернуться потом.

Обратите внимание

Плана, как эвакуировать город, не было, поскольку вероятность, что он может быть захвачен, считалась практически нереальной. С 29 июня 1941-го по 27 августа было вывезено около 480 тысяч человек, примерно сорок процентов из них – дети. Около 170 тысяч из них были увезены в пункты Ленинградской области, откуда их снова пришлось затем возвращать в Ленинград.

Эвакуировали по Кировской железной дороге. Но этот путь был перекрыт, когда в конце августа немецкие войска захватили ее. Выход из города по Беломорско-Балтийскому каналу возле Онежского озера тоже был перерезан. 4 сентября на Ленинград упали первые немецкие артиллерийские снаряды. Обстрел велся от города Тосно.

Первые дни

Все началось 8 сентября, когда фашистская армия захватила Шлиссельбург, замкнув кольцо вокруг Ленинграда. Расстояние от расположения немецких частей до центра города не превышало 15 км. В пригородах появились мотоциклисты в германской форме.

Тогда это казалось ненадолго. Вряд ли кто-то предполагал, что блокада затянется почти на девятьсот дней. Гитлер, командующий германскими войсками, со своей стороны, рассчитывал, что сопротивление голодного, отрезанного от остальной страны, города, будет сломлено очень быстро. И когда этого не случилось даже спустя несколько недель, был разочарован.

Советское командование также не предполагало такого варианта развития событий. Руководство частей, которые обороняли Ленинград, в первые дни блокады не сообщали о замыкании гитлеровскими войсками кольца: была надежда, что оно будет быстро разорвано. Этого не случилось.

Противостояние, затянувшееся больше, чем на два с половиной года, унесло сотни тысяч жизней. Блокадники и войска, которые не пускали германские войска в город, понимали, для чего все это.

Ведь Ленинград открывал дорогу к Мурманску и Архангельску, где разгружались корабли союзников СССР.

Всем также был понятно, что, сдавшись, Ленинград подписал бы себе приговор – этого прекрасного города просто не было бы.

Оборона Ленинграда позволила перекрыть путь для захватчиков к Северному морскому пути и отвлечь значительные силы врага с других фронтов. В конечном итоге, блокада внесла серьезный вклад в победу советской армии в этой войне.

Как только новость о том, что германские войска замкнули кольцо, разнеслась по городу, его жители начали готовиться. В магазинах были скуплены все продукты, а в сберкассах со сберегательных книжек – сняты все деньги.

Не все смогли уехать заранее. Когда же германская артиллерия начала вести постоянные обстрелы, что произошло уже в первые дни блокады, покинуть город стало практически невозможно.

Важно

В эти дни от одного из снарядов загорелись Бадаевские склады, где хранился стратегический запас продовольствия. Именно это называют причиной голода, который пришлось пережить оставшимся в нем жителям. Но в документах, гриф секретности которых был снят недавно, говорится, что больших запасов и не было.

Сохранить продукты, которых хватило бы на трехмиллионный город, в условиях войны было проблематично. В Ленинграде никто и не готовился к такому повороту событий, поэтому продукты завозились в город извне. Задачи создать «подушку безопасности» никто не ставил.

Это стало ясно к 12 сентября, когда закончилась ревизия продовольствия, которое было в городе: продуктов, в зависимости от их вида, хватало только на месяц-два. Как завозить еду, решалось на самом «верху». К 25 декабря 1941-го нормы выдачи хлеба были повышены.

Ввод продовольственных карточек был сделан сразу – в течение первых дней. Нормы продуктов были рассчитаны исходя из минимума, который не позволил бы человеку просто умереть. Магазины перестали просто торговать продуктами, хотя «черный» рынок процветал. За продовольственными пайками выстраивались огромные очереди. Люди боялись, что им не хватит хлеба.

Не подготовились

Вопрос обеспечения едой стал во время блокады самым актуальным. Одной из причин такого страшного голода специалисты по военной истории называют промедление решением о завозе продуктов, которое было принято чересчур поздно.

Это произошло из-за привычки замалчивать и искажать факты, чтобы не «сеять упаднические настроения» среди жителей и военных. Если бы о стремительном наступлении Германии все детали были известны высшему командованию раньше, возможно, жертвы были мы намного меньшими.

Уже в первые дни блокады в городе четко работала военная цензура. Жаловаться в письмах родным и близким на трудности не разрешалось – такие послания просто не доходили до адресатов. Но часть таких писем сохранилась.

Как и дневники, которые вели некоторые ленинградцы, куда они записывали все, что происходило в городе в блокадные месяцы.

Именно они стали источником сведений о том, что происходило в городе перед началом блокады, а также в первые дни после того, как гитлеровские войска заключили город в кольцо.

Можно ли было избежать голода?

Вопрос о том, возможно ли было не допустить ужасающего голода во время блокады в Ленинграде, до сих пор задается историками и самими блокадниками, еще оставшимися в живых.

Есть версия, что руководство страны даже не могло предположить столь длительной осады. К началу осени 1941-го в городе с едой все было, как и везде в стране: были введены карточки, но нормы были достаточно большими, для некоторых людей этого было даже слишком много.

В городе работала пищевая промышленность, и ее продукция вывозилась в другие регионы, мука и зерно – в том числе. Но существенных запасов продовольствия в самом Ленинграде не было. В воспоминаниях будущего академика Дмитрия Лихачева можно найти строки о том, что никакие запасы не делались.

Совет

По каким-то причинам советские власти не последовали примеру Лондона, где пищей запасались активно. По сути, СССР заранее готовился к тому, что город будет сдан фашистским войскам.

Вывозить продукты перестали только в конце августа, после того, как германские части перекрыли железнодорожное сообщение.

Жители города в августе сами начали запасаться продуктами, предчувствуя голод. У магазинов выстраивались очереди. Но запастись удалось немногим: те жалкие крохи, что получилось приобрести и спрятать, очень быстро были съедены потом, в блокадную осень и зиму.

Как жили в блокадном Ленинграде

Как только нормативы выдачи хлеба были уменьшены, очереди в булочные превратились в огромные «хвосты». Люди стояли часами. В начале сентября начались бомбежки немецкой артиллерии.

Школы продолжали работать, однако детей приходило все меньше. Учились при свечах. Постоянные бомбежки мешали заниматься. Постепенно учеба и вовсе прекратилась.

На улицах можно было видеть людей, едва переставлявших ноги: просто не было сил, все ходили медленно. По воспоминанием переживших блокаду, эти два с половиной года слились в одну бесконечную темную ночь, единственной мыслью в которой было – поесть!

Осенние дни 1941-го

Осень 1941-го для Ленинграда стала только началом испытаний. С восьмого сентября город бомбила фашистская артиллерия. В этот день от зажигательного снаряда загорелись Бадаевские склады продовольствия. Пожар был огромным, зарево от него было видно из разных концов города. Всего было 137 складов, двадцать семь из них –выгорели.

Это примерно пять тонн сахара, триста шестьдесят тонн – отрубей, восемнадцать с половиной – ржи, гороха там сгорело сорок пять с половиной тонн, а растительное масло было потеряно в объеме 286 тонн, еще пожар уничтожил десять с половиной тонн сливочного масла и две тонны муки. Этого, говорят специалисты, городу хватило бы всего на два-три дня.

То есть этот пожар не был причиной последующего голода.

К восьмому сентября стало ясно, что еды в городе немного: несколько дней — и ее не станет. Заведовать имеющимися запасами поручили Военному совету фронта. Были введены нормы по карточкам.

После первых бомбежек в городе появились руины и воронки от снарядов, окна многих домов были разбиты, на улицах царил хаос. Вокруг пострадавших мест ставили рогатки, чтобы люди не заходили туда, ведь в земле мог застрять неразорвавшийся снаряд. На местах, где вероятность пострадать от обстрела, вешали таблички.

Осенью еще работали спасатели, город расчищался от завалов, даже велось восстановление домов, которые были разрушены. Но позже это уже никого не интересовало.

К концу осени появились новые плакаты – с советами о подготовке к зиме. На улицах стало пустынно, лишь иногда проходили люди, собиравшиеся у досок, где вывешивались объявления и газеты. Местами притяжения стали и уличные радиорупоры.

Трамваи ходили до конечной станции в Средней Рогатке. После восьмого сентября трамвайное движение уменьшилось. Виной были бомбежки. Но позже трамваи перестали ходить.

Подробности жизнь в блокадном Ленинграде стали известны лишь спустя десятки лет. Идеологические причины не давали открыто говорить о том, что происходило в этом городе на самом деле.

Паёк ленинградца

Хлеб стал главной ценностью. Стояли за пайком по несколько часов.

Пекли хлеб не из одной муки. Ее было слишком мало. Специалистам пищевой промышленности была поставлена задача придумать, что можно добавить в тесто, чтобы энергетическая ценность пищи сохранилась. Добавлялся хлопковый жмых, который обнаружили в ленинградском порту.

В муку примешивали также мучную пыль, которой обросли стены мельниц, и пыль, вытрясенную из мешков, где раньше была мука. Ячменные и ржаные отруби тоже шли в хлебопечение. Еще использовали проросшее зерно, найденное на баржах, которые были затоплены в Ладожском озере.

Дрожжи, которые были в городе, стали основой для дрожжевых супов: они тоже входили в паек. Мездра шкурок молодых телят стала сырьем для студня, с очень неприятным ароматом.

Обратите внимание

На второе сентября 1941-го рабочие горячих цехов получали 800 граммов так называемого хлеба, инженерно-технические специалисты и другие рабочие – 600. Служащие, иждивенцы и дети – 300-400 граммов.

С 1 октября паек был уменьшен вдвое. Тем, кто работал на заводах, выдавали 400 граммов «хлеба». Дети, служащие и иждивенцы получали по 200. Карточки были не у всех: те, кому не удалось их получить по каким-то причинам, просто умирали.

13 ноября еды стало еще меньше. Работающие получали 300 граммов хлеба в день, другие – только 150. Спустя неделю нормы снизились снова: 250 и 125.

В это время пришло подтверждение, что по льду Ладожского озера можно возить продовольствие на машинах. Но оттепель нарушила планы. С конца ноября до середины декабря пища в город не поступала, пока на Ладоге не установится прочный лед.

С двадцать пятого декабря нормы начали повышаться. Те, кто работал, стали получать по 250 граммов, остальные – по 200. Дальше паек увеличивался, но сотни тысяч ленинградцев уже погибли.

Этот голод сегодня относят к самым страшным гуманитарным катастрофам двадцатого века.

Источник: http://TimeGeo.ru/istoriya/blokada-leningrada/

Правда об Андрее Жданове — жировал ли он в блокаду?

Недавно в интернете был показан фильм режиссера Алексея Красовского «Праздник», который прямым текстом указал, что ленинградская номенклатура времен блокады питалась жирным спецпайком, в то время как простой народ умирал от голода.

Это можно счесть и прямым намеком в адрес тогдашнего руководителя города Андрея Жданова. 30 лет назад, в разгар перестройки, многие топонимы, связанные с его фигурой, были переименованы.

Но так ли уж жировал Жданов в осажденном Ленинграде, как об этом писала перестроечная пресса?

«Отмена увековечивания»

Важно

Да, именно в перестройку, во времена гласности, появилось немало статей, в которых рассказывалось о том, что в изнемогающем от голода и холода Ленинграде партийная номенклатура питалась прямо-таки «рябчиками и ананасами».

Находились свидетели, которые видели, как в Смольный завозят отборное мясо, буженину, икру, пирожные буше, шампанское и т.д. Пожалуй, главным источником такой информации стал дневник ленинградского функционера Н. А. Рибковского, который описал свое пребывание в смольнинском санатории в 1942 году.

Кормили там хорошо, и автор посчитал, что партийная верхушка жирует.

На волне таких разоблачений Андрей Александрович Жданов, руководитель Ленинграда, член Политбюро ВКП(б), 1-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), член Военного совета Ленинградского военного округа (фронта), председатель Верховного совета РСФСР, заведующий Управлением пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), любимец Сталина и чуть ли не главный идеолог СССР, подвергся «развенчанию культа личности».

Имя Жданова было официально осуждено руководством КПСС. В январе 1989 года вышло постановление ЦК КПСС «Об отмене правовых актов, связанных с увековечиванием памяти А. А.

Жданова», в котором предлагалось пересмотреть его личность в связи с «многочисленными обращениями трудящихся с предложениями отменить правовые акты, увековечивающие память А. А. Жданова… и т.д.»;«…установлено, что А. А.

Жданов был одним из организаторов массовых репрессий 1930—40-х годов в отношении ни в чем не повинных советских граждан. Он несет ответственность за допущенные в тот период преступные действия, нарушения социалистической законности».

Читайте также:  Правление николая 1 - внутренняя и внешняя политика

«Отмена увековечивания» выразилось в том, что в 1989 году его имя перестали носить Ленинградский государственный университет, Иркутский государственный университет, Горьковский политехнический институт, Ленинградское высшее военно-политическое училище, Ижорский завод в Ленинграде, Владимирский тракторный завод, московская станция метро (стала «Выхино»), целый город, которому было возвращено старое название Мариуполь (в нем Жданов появился на свет в 1896 году), город в Азербайджанской СССР (ныне Бейлаган), районы Ленинграда и Москвы, которые стали Приморским и Таганским соответственно, улица в Москве (ныне Рождественка), улица в Уфе (Черниковская), в Перми (Осинская), в Краснодаре (Базовская), в Шадринске (Михайловская), в Алма-Ате (Шакарима).

Ввел строжайший учет продуктов

Насчет участия Жданова в расстреле ни в чем не повинных граждан — это отдельная тема. Мы сейчас говорим про времена блокадного Ленинграда. Так вот, есть другие свидетельские показания, которые говорят о том, что, как минимум, сам Жданов в блокаду деликатесами не баловался. Так, еще в 1980 году историк В. И.Демидов опросил ряд сотрудников Смольного, работавших там во время блокады.

Они рассказали, что Жданов был неприхотлив в еде, тем более что он страдал сахарным диабетом. Как вспоминала одна из двух дежурных официанток Смольного А. А. Страхова, во второй декаде ноября 1941 года Жданов вызвал ее и указал установить жесткие фиксированные нормы расхода продуктов для правительственного аппарата и членов военсовета.

Также оператор располагавшегося в Смольном центрального узла связи М. X. Нейштадт вспоминал: «Жданов, когда приходил на работу, первым делом сверял расход продуктов. Учет был строжайший. Поэтому все разговоры о„праздниках живота» партийной верхушки — домыслы».

Совет

Как вспоминает Нейштадт, руководители города позволяли себе более сытный стол только на 7 ноября — была водка и бутерброды, — но не более того. Никаких шампанских и пирожных не наблюдалось.

От коммунистических ценностей к русскому патриотизму

У Жданова в ходе той войны была и прямая идеологическая заслуга. На экваторе самой страшной бойни в истории человечества советское руководство намеренно решило подчеркнуть связь СССР с царской Россией, были возвращены офицерам погоны, казакам лампасы, заработали церкви, вручались ордена Александра Невского и Суворова.

Был сделан крен от коммунистических интернациональных ценностей к русскому национальному патриотизму, подчеркивалась связь времен, газеты рассказывали не только о текущих подвигах, но и о славных страницах истории русской армии, о ее великих полководцах, включая царей.

В это время к Жданову обратился главный архитектор Ленинграда Николай Варфоломеевич Баранов c предложением вернуть в городе некоторые старые значимые топонимы. Все равно никто в народе не называл Невский — Проспектом 25 октября, а Дворцовую — Площадью Урицкого. Возврат исторических названий в колыбели трех революций — дело более чем серьезное.

Жданов направил соответствующую докладную записку Сталину. Тот почти без паузы подписал: «Одобряю». Это был своеобразный подарок вождя ленинградцам на день снятия блокады. Точнее, постановление было опубликовано «Ленинградской правдой» за 12 дней до полного снятия блокады, 15 января 1944 года. Ленинград первым в СССР пошел по этому пути.

В 1945 году отдельные улицы получили исторические названия в Киеве, Одессе и Харькове.

В 2008 году были рассекречены стенограммы заседания руководителей города по вопросу переименования улиц, проспектов и площадей. Состоялось оно 5 января 1944 года. Некоторые названия тогда не были окончательно утверждены (Полюстровская набережная вместо Свердловской, Ивановская улица вместо Социалистической, Екатерингофский проспект вместо Римского-Корсакова и пр.

). По другим находим интереснейшие цитаты Жданова: «Советская улица, улица К. Маркса есть в каждом городе; в любом районном центре вы найдете не одну, а 2—3, обязательно будет Советский [проспект], затем Ленина, проспект Сталина и пр.

Значит, в этом отношении специфика Ленинграда стерта… Площадь Памяти Жертв Революции — неудачное название, неясно, кто похоронен: жертвы от революции или жертвы самой революции… Советский проспект — неудачное название, как будто бы остальные проспекты антисоветские или несоветские».

Жданов, как главный идеолог партии, имеющий поддержку Сталина, мог позволить себе такие слова: Советский — и вдруг неудачный. Ничего себе! Да еще и был переименован проспект Ленина! Самого Ленина! В Полюстровский.

Не за четыре буквы, а за Россию!

Обратите внимание

Надо отметить, что Жданов не на пустом месте рекомендовал вернуть городу исторические топонимы. Партийная разведка работала и сканировала настроения ленинградцев.

Так, была подслушана и доложена в Горком партии в июле 1941 года фраза некоего конструктора с завода им. Энгельса (ныне — «Светлана»): «Конструктор Технического отдела т.

Рогов при подаче заявления о добровольном поступлении в армию заявил, что он идет воевать за Россию, но за 4 буквы (СССР) воевать не будет».

Такие подслушанные коммунистической партией и ее спецслужбами цитаты наших предков лежат под грифами секретности до сих пор. Приведенная была рассекречена лишь в 2012 году. Логика же этой цитаты, очевидно, дошла до партийных начальников как раз к 1943—44 годам.

Шла война народная, священная, в том числе за право называться русским, за отеческие гробы. И Андрей Жданов здорово этот посыл усек. Он умер через три года после войны. И уже в 1949 году грянуло «Ленинградское дело», когда была расстреляна партийная и силовая верхушка Северной столицы.

Но это уже другая история.

    465      

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Источник: http://mir-znaniy.com/pravda-ob-andree-zhdanove-zhiroval-li-on-v-blokadu/

Ленинград: пир во время блокады

14 декабря 20182018-12-14T20:33:00Z2018-12-14T20:33:00Z В истории России немало эпизодов, которые вызывают бурные дискуссии. Часто мы не знаем, происходили ли те или иные события на самом деле, или их описание является фальсификацией. Связано это в том числе с особенностями российской истории. Запросы государства к исторической науке регулярно меняются.

Приходится обосновывать то одну картину мира, то уже чуть ли не противоположную. Задвигать в дальние углы архивные документы, засекречивать или раскапывать новые данные. В настоящей, объективной истории страны хватает неприглядных эпизодов, с которыми приходится работать.

Государство вынуждено формировать свою правильную и героическую историю в соответствии с сегодняшней повесткой дня. Одним из таких дискуссионных документов является «дневник партийного и профсоюзного работника Николая Андреевича Рибковского», который тот вёл во время блокады Ленинграда.

Важно

В сети доступны отрывки, которые активно обсуждаются сторонами в первую очередь на предмет достоверности.

Утверждается, что оригиналы дневника являются частью личного фонда И.И. Белоносова и хранятся в Центре документации «Народный архив», который был создан в Москве в 1988 году группой преподавателей и студентов Московского государственного историко-архивного института.

Финансовую поддержку этому проекту оказывал советско-американский фонд «Культурная инициатива». Сканов или фотокопий нет. В 1998 году дневник Рибковского был упомянут в статье доктора философских наук Натальи Козловой.

В отсутствие достоверных свидетельств существования дневника возникают сомнения в его подлинности. В то же время дневник Рибковского упоминают профессиональные историки.

Например, пять лет назад «Российская газета», официальный печатный орган правительства Российской Федерации, напечатала статью доктора исторических наук Юлии Кантор, в которой дневник Рибковского упоминается без каких-либо оговорок.

Так что же такого написано в этом дневнике, что люди столько лет спорят о его достоверности? Там описаны детали питания руководства Ленинграда в Смольном в годы блокады.

Детали, которые демонстрируют, что пока простые люди умирали от голода, партийные работники жили совсем не на блокадный паек хлеба.

И если пять лет назад даже «Российская газета» могла позволить напечатать подобную крамолу, то сегодня СМИ делают упор на спорной достоверности документа.

Академия художеств. Преподаватели и сотрудники в столовой

Цитаты из дневника Рибковского:»С питанием теперь особой нужды не чувствую. Утром завтрак – макароны, или лапша, или каша с маслом и два стакана сладкого чая. Днем обед – первое щи или суп, второе мясное каждый день. Вчера, например, я скушал на первое зеленые щи со сметаной, второе котлету с вермишелью, а сегодня на первое суп с вермишелью, на второе свинина с тушеной капустой. Качество обедов в столовой Смольного значительно лучше, чем в столовых в которых мне приходилось в период безделия и ожидания обедать». (9 декабря 1941 г.) «Правильно и своевременно Горком партии поднял вопрос о наведении чистоты и бытового порядка в городе. Наметили ряд мероприятий, но главное, это призвать к порядку людей, опустивших руки в связи с трудностями и переживаемыми затруднениями». (13 января 1942 г.)»Вот уже три дня как я в стационаре горкома партии. По моему это просто-напросто семидневный дом отдыха и помещается он в одном из павильонов ныне закрытого дома отдыха партийного актива Ленинградской организации в Мельничном ручье. Обстановка и весь порядок в стационаре очень напоминает закрытый санаторий в городе Пушкине… Очевидцы говорят, что здесь охотился Сергей Миронович Киров, когда приезжал отдыхать… От вечернего мороза горят щеки… И вот с мороза, несколько усталый, с хмельком в голове от лесного аромата вваливаешься в дом, с теплыми, уютными комнатами, погружаешься в мягкое кресло, блаженно вытягиваеш ноги… Питание здесь словно в мирное время в хорошем доме отдыха: разнообразное, вкусное, высококачественное, вкусное. Каждый день мясное – баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное – лещь, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, триста грамм белого и столько же черного хлеба на день, тридцать грамм сливочного масла и ко всему этому по пятьдесят грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину. Питание заказываеш накануне по своему вкусу. Я и еще двое товарищей получаем дополнительный завтрак, между завтраком и обедом: пару бутербродов или булочку и стакан сладкого чая. К услугам отдыхающих – книги, патефон, музыкальные инструменты – рояль, гитара, мандолина, балалайка, домино, биллиард… Но, вот чего не достает, так это радио и газет… Отдых здесь великолепный – во всех отношениях. Война почти не чувствуется. О ней напоминает лишь далекое громыхание орудий, хотя от фронта всего несколько десятков километров. Да. Такой отдых, в условиях фронта, длительной блокады города, возможен лишь у большевиков, лишь при Советской власти. Товарищи рассказывают, что районные стационары нисколько не уступают горкомовскому стационару, а на некоторых предприятиях есть такие стационары, перед которыми наш стационар бледнеет. Что же еще лучше? Едим, пьем, гуляем, спим или просто бездельничаем слушая патефон, обмениваясь шутками, забавляясь «козелком» в домино или в карты… Одним словом отдыхаем!… И всего уплатив за путевки только 50 рублей». (5 марта 1942 г.)

Блокадный огород на Марсовом поле

«Сегодня я уже, следуя примеру других, обновил валенки. Как в них хорошо ногам! Мягко, а главное тепло. Воронцов выручил теплой шапкой… Правда шапка не казистая, но теплая… Выходит что я к зиме тоже подготовился… И Горком и Ленисполком сейчас уделяют исключительно серьезное внимание бытовому и культурному обслуживанию трудящихся в условиях зимы». (1 декабря 1942 г.)»К слову сказать сейчас очень много горкомовцев болеет. Отчего бы, кажись, такое «поветрие»? Если в городе, среди населения, много желудочных заболеваний так можно объяснить истощением и тем, что водой пользуются прямо из Невы, подчас употребляют не прокипяченную как следует быть из-за недостатка топлива, в уборную ходят прямо в квартирах потом где попало выливают и руки перед едой не моют. Некоторые моются редко, чумазыми, с наростом грязи на руках ходят… Встретиш такого человека, а встречаются такие часто, не приятно делается. Ни водопровод, ни канализация не работают вот уже три месяца… А у нас в Смольном, отчего? Питание можно сказать удовлетворительное. Канализация и водопровод работают. Кипяченая вода не выводится. Возможности мыться и мыть руки перед едой имеются. В самом Смольном чисто, тепло, светло. И все-таки люди болеют расстройством желудка. Почти половина работников горкома и обкома сидит на диэте. Некоторые в больнице. В нашем отделе кадров почти все переболели расстройством желудка и сейчас из двух десятков работников отдела кадров больны восемь человек… Присмотрится и видит как много делается в Смольном, незаметного, большого, кропотливого, чтобы всячески облегчить переживание ленинградцами трудности и лишения вызванные блокадой! Привлекаются все и всё к этому. Идет борьба, настойчивая, упорная за сохранение жизни людей». (26 февраля 1942 г.)»Когда мы приехали на комбинат, в полном разгаре был воскресник по уборке территории комбината. Сделано много. Собраны огромные кучи щепы, обломков, мусора. Кто хорошо, по ударному работал на воскресники сделан обед из трех блюд как поощрение. Бездельники получили лишь первое блюдо. Правда густой, с жиром, суп, но ни второго (каша со шпиком), ни третьего (брусничное варенье…) им не дали. – «Иначе не заставишь работать»… – заявил директор комбината Веречитин. Для ИТР и стахановцев обед приготовили отдельно». (без даты)

Читайте также:  Отмена крепостного права 1861 года

Дворцовая площадь. Осень 1941 года

Увы, по дневнику Рибковского стопроцентной достоверности действительно нет. Чем активно пользуется пропаганда, старающаяся уравнять правящую верхушку блокадного Ленинграда с остальными жителями. Однако есть и другие свидетельства.

Девушки из бригады местной противовоздушной обороны собирают урожай капусты с подсобного участка на Исаакиевской площади в августе 1942 года

Отрывки из книги Даниила Гранина «Человек не отсюда»:

«Когда мы с Алесем Адамовичем собирали материал для «Блокадной книги», нам не раз рассказывали о специальных пайках для Смольного: «Там икра, а там крабы, ветчины, рыбы…» – каких только деликатесов не перечислили. Никто из рассказчиков лично не видал этих яств. Слухи были, а доказательств не было. Поначалу мы относили это к фантазиям голодающих, у них появляются всякие глюки. Фантазии рождаются от литерных карточек для директоров, академиков, командного состава, их действительно подкармливали, весьма скупо, чтобы ноги не протянули. Например, руководители Радиоцентра, бывая в столовой Смольного, получали там обед. И то по очереди.Я помню такой обед, однажды удостоился, когда нас привезли с передовой награждать орденами. После вручения прибавкой к награде, повели вниз, в столовую. Суп был горячий, в тарелке, уже диво. Не то что «супокаша», что привозили в окоп в термосе, а чаще в бидоне, сваливали и супешник и кашу вместе. В смольнинском супе горох был виден, картошечка, не то что наши щи – в них хоть штаны полощи. На второе дали гречу и котлету. Опять же – на тарелке, это вам не котелок. Вилка была. Вилку ложкой не заменишь! Соль стояла. Хлеба кусок, его завернули в газетку, даже майоры заворачивали, хлеб был свежий и пахнул хлебно. С того обеда в январе 1942 года долго оставалось послевкусие. А на десерт чай с заваркой и конфетка карамелевая в зеленой обертке.Ну, хорошо, допустим, рассуждали мы с Адамовичем, членам Военного совета котлеты дают покрупнее, масла дают кусочек, наверное, на закусь селедку, так ведь этим городского голода не унять, если всем распределить, по грамму достанется, об этом и упоминать не стоит. Голодным питерцам, дистрофикам, мерещились пиры лукулловы. Мы мысли не допускали, что среди умирающих от голода горожан, среди трупов на улицах руководители города могут позволить себе роскошную еду.Был, правда, у меня один фактик, мой личный, это когда меня отправили в Ульяновск в танковое училище на курсы. Начальники из штаба армии дали мне два адреса с посылками родным, в каждой палка колбасы и по банке сгущенки. Это из блокадного города. Отправлять в тыл продукты – довольно странно».

Ленинградки везут труп, завернутый в простыню, к месту захоронения. 25 апреля 1942 г.

Даже если допустить, что «дневников Рибковского» не существует, остаётся слишком много свидетельств того, что высокопоставленные партийцы были вовсе не против попировать во время чумы.Абсолютное большинство ленинградцев, погибших в годы блокады, умерло именно от голода. Это как минимум 600 тысяч человек. А партийная элита не только не собиралась умирать, но и питалась без карточек, обильно и вкусно.

Пост подготовил Алекс Кульманов

Подписывайтесь:

Обратите внимание:

  • Остановитесь! Я не то имел в виду…
  • Плохой Каир

Популярные посты по тегу

  • 26 января 2019, 21:09
  • 27 января 2018
  • 14 декабря 2018
  • 27 января 2018
  • 14 декабря 2018
  • 26 января 2019, 21:09

Источник: https://varlamov.ru/3223881.html

Нам говорят неправду о блокаде Ленинграда

Кому-то очень хочется из города-героя Ленинграда сделать город-концлагерь Ленинград, в котором во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. якобы люди от голода умирали сотнями тысяч человек. Сначала говорили о 600  тысяч умерших от голода и погибших в Ленинграде во время блокады людей.

27 января 2016 г. в новостях первый канал телевидения сообщил нам, что за время блокады умерло от голода около 1 млн. чел., потому что якобы нормы выдачи хлеба составляли менее 200 граммов в сутки.

Невозможно не обращать внимания, что ежегодно увеличивая количество жертв осаждённого города, никто не удосужился обосновать свои сенсационные заявления, умаляющие честь и достоинство героических жителей Ленинграда.

Рассмотрим по порядку неправдивую информацию, которую по данному вопросу доводят до граждан России СМИ.

На фото: Зрители перед спектаклем у ленинградского театра Музкомедии. 01.05.1942 г.

Первая неправда – это информация о количестве дней блокады. Нас уверяют, что Ленинград находился в блокаде 900 дней.

Совет

В действительности Ленинград находился в блокаде 500 дней, а именно: с 8 сентября 1941 года, со дня захвата немцами Шлиссельбурга и прекращения сухопутного сообщения Ленинграда с Большой землёй, по 18 января 1943 года, когда доблестными войсками Красной Армии была восстановлена связь Ленинграда со страной по суше.

2-го февраля 1943 года непосредственно в город Ленинград пошли поезда дальнего следования.

Вторая неправда – это утверждение о том, что Ленинград находился в блокаде. В словаре С. И. Ожегова слово блокада толкуется следующим образом: «… изоляция враждебного государства, города с целью прекращения его сношений с внешним миром».

Сношение с внешним миром Ленинграда не прекращалось ни на один день.

Грузы доставлялись в Ленинград круглые сутки, днём и ночью непрерывным потоком по железной дороге и далее автомобильным или речным транспортом (в зависимости от времени года) по 25 км пути через Ладожское озеро.

Снабжался не только город, но и целый Ленинградский фронт оружием, снарядами, бомбами, патронами, запасными частями и продовольствием.

Обратно к железной дороге автомобили и речные суда возвращались с людьми, а с лета 1942 года и с произведённой предприятиями Ленинграда продукцией.

Город-герой Ленинград, осаждённый врагом, трудился, сражался, дети ходили в школу, работали театры и кинотеатры.

Город-герой Сталинград находился в положении Ленинграда с 23 августа 1942 года, когда немцам на севере удалось прорваться к Волге, до 2-го февраля 1943 года, когда последняя, северная группа немецких войск под Сталинградом сложила оружие.

Сталинград, как и Ленинград, снабжался через водную преграду (в данном случае реку Волгу) автомобильным и водным транспортом. Вместе с городом, как и в Ленинграде, снабжались войска Сталинградского фронта. Как и в Ленинграде, доставившие грузы автомобили и речные суда, вывозили из города людей. Но никто не пишет и не говорит о том, что Сталинград 160 дней находился в блокаде.

Третья неправда – это неправда о количестве умерших от голода ленинградцев.

Население Ленинграда до войны, в 1939 году, составляло 3,1 млн. чел. и в нём работало около 1000 промышленных предприятий. К 1941 году количество населения города ориентировочно могло составлять 3,2 млн. чел.

Читайте также  Русское эхо операции «Валькирия»

Всего до февраля 1943 года был эвакуирован 1,7 миллион человек. В городе осталось 1,5 миллиона человек.

Эвакуация продолжалась не только в 1941 году, до подхода немецких армий, но и в 1942 году. К. А. Мерецков написал о том, что ещё до весенней распутицы на Ладоге в Ленинград доставили… более 300 тысяч тонн всевозможных грузов и вывезли оттуда около полумиллиона человек, нуждавшихся в уходе и лечении. А. М. Василевский подтверждает доставку грузов и вывоз людей в указанное время.

Эвакуация продолжалась и в период с июня 1942 года до января 1943 года, и если темпы её не уменьшились, то можно предполагать, что за указанные более чем полгода было эвакуировано ещё не менее 500 тыс. чел.

Обратите внимание

Жители города Ленинграда постоянно призывались в армию, пополняя ряды бойцов и командиров Ленинградского фронта, погибали от обстрела Ленинграда дальнобойными орудиями и от сброшенных гитлеровцами с самолётов бомб, умирали естественной смертью, как умирают во все времена. Число убывших по указанным причинам жителей, на мой взгляд, составляет не менее 600 тыс. чел.

В энциклопедии В. О. войны указано, что в 1943 году в Ленинграде оставалось не более 800 тыс. жителей.  Количество умерших жителей Ленинграда от голода, холода, бытовой неустроенности не могло превышать разницы между одним миллионом и девятистам тысячам человек, то есть 100 тысяч человек.

Порядка ста тысяч погибших от голода ленинградцев – это колоссальное количество жертв, но недругам России этого мало для того, чтобы объявить И. В. Сталина, советскую власть виновными в смерти миллионов людей, а также для заявления о том, что Ленинград надо было в 1941 году сдать врагу.

Вывод из проведённого исследования один: утверждения СМИ о смерти в Ленинграде во время блокады от голода, как одного миллиона жителей города, так и 600 тыс. человек не соответствуют действительности, являются неправдивыми.

О завышении нашими историками и политиками количества людей, умерших от голода во время блокады, говорит и само развитие событий.

В самом тяжёлом положении по обеспечению продовольствием жители города находились в период с 1 октября по 24 декабря 1941 года. Как пишут, с 1 октября в третий раз был снижен хлебный паёк – рабочие и ИТР получали по 400 граммов хлеба в день, служащие, иждивенцы и дети по 200 граммов. С 20 ноября (5-е снижение) рабочие получали по 250 г хлеба в день. Все остальные – по 125 г.

9 декабря 1941 года наши войска освободили Тихвин, и с 25 декабря 1941 года нормы выдачи продуктов питания стали увеличиваться.

То есть за всё время блокады именно в период с 20 ноября по 24 декабря 1941 года нормы выдачи продуктов питания были настолько мизерными, что слабые и больные люди могли умереть от голода. Во всё остальное время установленные нормы питания не могли привести к голодной смерти.

Читайте также  Поздравляем с Днём Победы!

С февраля 1942 года снабжение жителей города продуктами питания в достаточном для жизни количестве было налажено и сохранялось до прорыва блокады.

Снабжались продуктами питания и войска Ленинградского фронта, и снабжались нормально. Даже либералы не пишут ни об одном случае смерти от голода в армии, защищавшей блокадный Ленинград. Целый фронт снабжался оружием, боеприпасами, обмундированием, продуктами питания.

Снабжение не эвакуированных жителей города продовольствием составляло «каплю в море» по сравнению с нуждами фронта, и уверен, что уровень снабжения города продовольствием в 1942 году не допускал случаев смерти от голода.

В документальных кадрах, в частности, из фильма «Неизвестная война», ленинградцы, уходящие на фронт, работающие на заводах и убирающие весной 1942 года улицы города, не выглядят измождёнными, как, например, узники немецких концлагерей.

Важно

Ленинградцы всё-таки постоянно получали по карточкам продукты, а вот жители оккупированных немцами городов, например, Пскова и Новгорода, у которых в деревнях не было родственников, действительно умирали от голода. А сколько таких городов, оккупированных во время нашествия гитлеровцев, было в Советском Союзе!?

На мой взгляд, ленинградцы, постоянно получавшие по карточкам продукты питания и не подвергавшиеся расстрелам, угонам в Германию, издевательствам оккупантов, находились в лучшем положении по сравнению с жителями оккупированных немцами городов СССР.

В энциклопедическом словаре 1991 года указано, что на Пискарёвском кладбище похоронено около 470 тысяч жертв блокады и участников обороны.

На Пискарёвском кладбище похоронены не только умершие от голода, а и бойцы Ленинградского фронта, умершие во время блокады от ран в госпиталях Ленинграда, жители города, погибшие от артиллерийских обстрелов и от бомбёжек, жители города, умершие естественной смертью, и, возможно, погибшие в боях военнослужащие Ленинградского фронта.

И как можно нашему 1-му каналу телевидения заявлять на всю страну о почти миллионе погибших от голода ленинградцев?!

Известно, что при наступлении на Ленинград, осаде города и отступлении немцы имели огромные потери. Но о них наши историки и политики молчат.

Некоторые даже пишут о том, что не было никакой необходимости защищать город, а надо было сдать его врагу, и тогда ленинградцы избежали бы голода, а солдаты кровопролитных боёв. И пишут, и говорят об этом, зная, что Гитлер обещал уничтожить всех жителей Ленинграда.

Думаю, они понимают и то, что падение Ленинграда означало бы гибель огромного количества населения северо-западной части СССР и потерю колоссального количества материальных и культурных ценностей.

Кроме того, высвободившиеся немецкие и финские войска могли быть переброшены под Москву и на другие участки советско-германского фронта, что в свою очередь могло привести к победе Германии и уничтожению всего населения европейской части Советского Союза.

Сожалеть о том, что Ленинград не был сдан врагу, могут только ненавистники России.

/Леонид Масловский, zavtra.ru/

Источник: https://army-news.ru/2016/02/nam-govoryat-nepravdu-o-blokade-leningrada/

Ссылка на основную публикацию