Краткая биография юрия всеволодовича

Обзор летописных известий о князе Георгии (Юрии) Всеволодовиче

Эпоха Юрия Всеволодовича — первая треть XIII века — не сохранила документов о жизни и деятельности этого князя.

Поэтому основным источником биографических сведений были и остаются древнерусские летописи, известия которых отчасти проверяются данными археологических раскопок.

Изучение летописных памятников, отнесенных по современному законодательству к составу Архивного фонда Российской Федерации, — традиционное направление историко-филологических исследований, что и обусловило наше обращение к данной теме.

Известия о князе Юрии содержатся в ряде древнейших летописных сводов, составленных в XIII-XIV вв. и сохранившихся в списках XIV-XVI вв. Важнейшие из них — Лаврентьевская и Симеоновская летописи, Рогожский Летописец, Тверской летописный сборник; все эти памятники опубликованы.

Обратите внимание

К ним восходят соответствующие известия летописных сводов конца XV-XVI вв. (Никоновская летопись, Московско-Академическая летопись, Летописный свод сокращенный, Владимирский Летописец и др.), поэтому здесь они не рассматриваются — так же, как и поздние компиляции (Нижегородский и Китежский летописцы).

Следует подчеркнуть, что рассматриваемые летописи суть своды разного происхождения и не могут быть возведены одна к другой (т.е. Симеоновская не является простой копией-списком Лаврентьевской летописи и т.п.). Значит, их известия, в том числе и о Юрии Всеволодовиче, возникли скорее всего из разных источников.

Это повышает достоверность летописных свидетельств и дает возможность познакомиться с разными мнениями современников о князе.

По летописным источникам Георгий (Юрий) Всеволодович родился в 1189 г. [«В лето 6697… Того же лета родися у Всеволода сын, и нарекоша и в святем крещеньи Георгий». От имени «Георгий» из-за особенностей восточнославянского произношения появляется форма имени «Гюрги», а затем и «Юрий»].

Юрий был сыном великого князя владимирского Всеволода «Большое Гнездо» и его жены, княгини Марии. По отцу он был племянником Андрея Боголюбского, внуком Юрия Долгорукого, правнуком Владимира Мономаха; по матери — внуком чешского князя Шварна. В возрасте трех лет княжич прошел древнерусский воинский обряд: «В лето 6700 [1192 г.], месяца иуля в 28 день…

быша постригы у великаго князя Всеволода, сына Георгева, внука Володимеря Мономаха, сыну его Георгеви, в граде Суждали; того же дни и на конь его всади…». В 12 лет Юрий участвует в первом походе: вместе с отцом и старшим братом Константином сопровождает младшего брата Ярослава, поставленного князем в Переяславль Русский. Мать Юрия умерла, когда ему шел 17-ый год.

В 20 лет князь впервые сам ведет дружину против рязанцев, разорявших окрестности Москвы, и одерживает первую победу. [«В лето 6716…

Тое же зимы Кюр Михаил с Изяславом пришедша, начаста воевати волость Всеволожю великаго князя около Москвы; се слышав великый князь, посла сына своего Гюрга, и победи ею Юрги; сами князи утекоста, а люди овех избиша, а иных извязаша, и возвратися князь Юрги ко отцю своему, славя Бога»] В 22 года венчается с дочерью киевского князя Всеволода Чермного.

Летописи упоминают о трех сыновьях и двух дочерях, родившихся за 27 лет супружеской жизни Юрия. В 1212 г., в 23-летнем возрасте волею умирающего отца Юрий Всеволодович становится великим князем владимирским, в обход старшего брата Константина. В ходе вспыхнувшей междоусобицы, длившейся четыре года, Юрий терпит поражение в кровопролитной битве на р.Липице (1216 г.

), утрачивает великое княжение и отправляется в ссылку в Городец, но уже в 1218 г. после смерти старшего брата вновь становится великим князем и почти двадцать лет размеренно управляет огромной территорией — вплоть до нашествия монголо-татар и гибели в 1238 г. на р.Сить, в 49-летнем возрасте. Во время нашествия погибла и вся его семья (жена, дети, внуки), кроме одной дочери, бывшей замужем за волынским князем.

Судя по скупым летописным известиям, Юрий Всеволодович был хорошим политиком, контролируя «ось» Новгород — Владимир — Рязань. Возможно, именно поэтому князь предпочитал не военные действия, а переговоры: из 12 предпринятых им походов лишь 5 сопровождались битвами, а остальные успешно разрешились мирными соглашениями.

Важно

Полководческими способностями Юрий, по-видимому, не обладал: лишь в одной битве он победил, в двух не добился успеха, а еще в двух самых крупных сражениях был наголову разгромлен.

Частые походы и незначительность результатов большинства из них свидетельствуют о том, что как правитель Юрий Всеволодович был скорее вспыльчив, чем решителен.

Это наглядно показывает «Повесть о побоище на Липице» из Тверского сборника: имея многократное превосходство в воинах, Юрий отказывается от переговоров с братом и отдает приказ «пленных не брать!» [«Се же глаголю: аще кто имет на бою человека жива, то сам будет убит, кроме точию на погоне, или кто прибегнет в наш полк; а о князех мы размыслим, а то вы есть товар пришел в рукы»] Однако при неудаче князь одним из первых бежал с поля боя. Впрочем, следует отметить, что «Повесть» составлена в кругах, враждебных Юрию; ее автор (ростовский или новгородский летописец) не мог непосредственно слышать слова князя и писал об этих событий с чужих слов. Показательно и то, что духовный владыка Владимиро-Суздальской земли, епископ Симон, остался приверженцем князя. Более достоверно выглядит свидетельство о внешности великого князя Юрия: «бе бо телом толст и тяжек». Кстати, это единственное сохранившееся в летописях описание внешнего облика Юрия Всеволодовича.

Последующая деятельность Юрия Всеволодовича в качестве великого князя владимирского (с 1218 г.), в ее изложении по древнерусским летописным источникам, не дает оснований для резкого осуждения князя. Занятие Юрием великокняжеского «стола» в 1218 г.

происходит в строгом соответствии с нормами княжеского права того времени, когда умирающему правителю наследовал не сын, а следующий по старшинству брат (если таковой имелся).

Поэтому Юрий законно стал великим князем после смерти старшего брата Константина и не нарушил прав племянника Василька Константиновича, сохранившего правление в отцовском городе Ростове.

Летописи отмечают дальновидную политику Юрия на восточных границах Владимиро-Суздальской земли, постепенное продвижение к Волге, с вытеснением булгар и их союзников и основанием новых городов (Унжа, Юрьевец, Нижний Новгород). Летописцы с уважением говорят и о покровительстве церкви, которое было характерно для Юрия Всеволодовича как правителя.

Ни в одной из древнерусских летописей нет описания конкретных обстоятельств гибели князя Юрия в роковой битве на р.Сить (1238 г.). Сохранилось лишь скупое летописное известие: «И поидоша безбожнии татарове на Сить противу великому князю Гюргю…

И сступишася обои, и бысть сеча зла, и побегоша наши пред иноплеменникы; и ту убьен бысть князь Юрьи, а Василка яша руками безбожнии…» (еще короче в Рогожском Летописце: «И поплени царь Батый много Русскыя земли. Тогда убиша великаго князя Юриа да Василка…»).

Автор известия в Симеоновской летописи, уцелевший участник битвы («И приключи же ся и мне, грешнику, туто же быти и видети…»). ничего не прибавляет к этому известию. Сравнительно поздняя Никифоровская летопись, прямо назвавшая путь Юрия на Сить бегством («а князь Юрий отбежа на Влъгу…

»), не повествует ни о вставании князя на колени перед монголо-татарами, ни о мольбах его о пощаде. Никаких фактов, порочащих поведение князя в этой последней битве, не приводит даже летописец Тверского сборника, в целом недружественный к Юрию.

А Лаврентьевская летопись — наиболее авторитетный источник, к тому же составленный на родных для князя землях, — не скупится на похвалы великому князю. Интересно, что составители владимирских летописных сводов не считали нужным отвечать на обвинения тверских летописцев, осуждавших князя Юрия за отказ послать помощь Рязани, подвергшейся нападению монголо-татар в 1237 г.

Для нижегородцев в деятельности Юрия Всеволодовича особое значение имеет основание им Нижнего Новгорода (1221 г.). В древнейших летописях об этом сказано: «В лето 6729…Того же лета великый князь Гюрги, сын Всеволожь, заложи град на усть Окы и нарече имя ему Новъград» (так и в Лаврентьевской летописи, и по другим сводам XIV-XVI вв.).

Нет ни одной древнерусской летописи или иного источника, где бы основание нашего города было бы приписано другому князю. Нет летописных известий о пребывании Юрия Всеволодовича в летние месяцы 1221 года (наиболее вероятное время закладки города) где-то в других краях, чтобы утверждать, что его-де тут и вовсе не было.

Совет

Летописное известие исключает любую, даже самую гипотетическую возможность приписать основание Нижнего Новгрода Васильку Константиновичу — «сыновцю» (племяннику) Юрия Всеволодовича. Помимо общих соображений (княжич родился 07.12.

1210, так что в момент основания города ему шел 11-ый год, к тому же он никак не мог основывать города на земле великого князя без его повеления, и т.п.), следует обратить внимание и на летописную «Похвалу Васильку Константиновичу», составленную при участии его вдовы, кн.Марии (дочери Михаила Черниговского).

Подробно перечисляя заслуги замученного монголо-татарами князя, летописец ни словом не обмолвился об основании Васильком Нижнего Новгорода! А летописная похвала Юрию Всеволодовичу вновь прямо и недвусмысленно указывает: «паче же Новъгород вторый постави на Волзе усть Окы, и церкы многы созда и манастырь святыя Богородица Новегороде…».

В этом фрагменте есть объяснение происхождению названия нашего города: он назван «вторым Новгородом» по отношению к первому (и единственному до этого в Северо-Восточной Руси) Новгороду — Новгороду Великому.

А уточнение «Нижний», иногда опускавшееся летописцами, связано с понятием «Низ», «Низовская земля», часто употребляемым в летописных сводах для обозначения земель к юго-востоку от Новгорода Великого (собственно владимирско-суздальские земли). Этому соответствует и наименование нашего города в ряде официальных документов XVI-XVII вв.: «Новгород Низовския земли».

Достоверность летописных известий о Юрии Всеволодовиче как основателе Нижнего Новгорода подтверждается тем фактом, что составитель древнейшего и наиболее авторитетного свода Лаврентий работал по заказу именно нижегородского князя, и его протограф (свод рубежа XIII-XIV вв.

) отстоял от эпохи князя Юрия всего на каких-то восемьдесят лет или даже чуть меньше. Так что предположение, что летописец мог что-то перепутать и приписать основание города «не тому князю», «не на том месте», «не в тот год» и даже «не тот город», звучит просто абсурдно.

Выводы из летописных источников:

1) Нет оснований для излишне резких оценок деятельности великого князя Юрия Всеволодовича; 2) Именно Юрий Всеволодович был основателем Нижнего Новгорода; 3) Город был основан в 1221 г. на незаселенном месте (кремлевском холме) и назван Новгородом Нижним по отношению к Новгороду Великому. Б.М.Пудалов

Источник: http://www.archiv.nnov.ru/?id=7448

Юрий всеволодович — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Блгв. Георгий Всеволодович, вел. кн. Владимирский

Георгий (Юрий) Всеволодович (1187/1189 — 1238), великий князь Владимирский, святой благоверный

Память 4 февраля, 4 марта, в Соборах Владимирских, Нижегородских и Тверских святых

Родился в 1187 или 1189 году в семье благоверных великого князя Всеволода III Большое Гнездо и княгини Марии Шварновны.

В 1208 или 1209 году наголову разбил у реки Дроздны (вероятно, Тростны) рязанских князей, опустошавших примосковские места.

Князь Всеволод III (+ в 1212 г.) назначил себе преемником второго сына, Георгия, а не старшего, Константина, за то, что последний не хотел взять Владимира без любимого им Ростова. Между старшими братьями возгорелась борьба, в которой приняли участие и младшие братья. На сторону Константина стал Мстислав Удалой.

Обратите внимание

Георгий и его младшие братья потерпели в 1216 году сильное поражение при Липицах. Сдав победителям Владимир и заключив с ними мир, он уехал в данный ему Городец на Волге. В следующем году Константин позвал его к себе, дал ему Суздаль и, оставляя Ростовскую область в наследственное достояние своему потомству, назначил Георгия своим преемником на великокняжеском столе.

В 1219 г. Константин умер, и Георгий сел во Владимире.

Заботясь о безопасности северо-восточных пределов великого княжества, Георгий удачно воевал с болгарами и в 1221 г. заложил Нижний Новгород как оплот от инородческих набегов. В том же году он послал к новгородцам по просьбе их сына Всеволода, затем братьев своих Ярослава и Святослава.

Князьям, собравшим рать против татар, Георгий послал только небольшой вспомогательный отряд, который не поспел ко времени битвы на реке Калке и с дороги воротился домой. В 1224 г. Георгий угрожал войной новгородцам и дошел до Торжка, но отступил, когда Новгород принял в князья шурина Георгия, Михаила Черниговского. В 1228 г.

Георгий с успехом ходил на Мордву.

В конце 1237 г. к Георгию посланы были Батыем послы с требованием дани; затем рязанские князья обратились к нему с просьбой о помощи против татар. Помощи рязанцам Георгий не дал, ибо хотел «сам особь брань створити».

Опустошив Рязанскую землю, татары разбили у Коломны владимирскую рать под начальством сына Георгия, Всеволода, взяли Москву, забрали в плен другого сына Георгия, Владимира, и 7 февраля подступили к столице. Оставив во Владимире сыновей Всеволода и Мстислава, Георгий ушел с племянниками в Ярославскую область.

Там он расположился на берегах реки Сити и начал собирать войско против татар. Последние, предав Владимир огню и мечу, пошли далее на север. 4 марта 1238 г. произошел неравный бой, в котором Георгий и сложил свою голову.

Через некоторое время после битвы возвращался с Белоозера к своей пастве Ростовский епископ Кирилл II. Его путь лежал через поле брани. Среди павших воинов он по одеждам узнал обезглавленное тело великого князя. С благоговением он взял его и перенес в Ростов.

Там, при великом плаче всего народа, похоронил его в соборном, храме. Через некоторое время была найдена и честная глава великого князя, которая была приложена к телу.

Важно

Через два года гроб с телом благоверного князя Георгия с большой торжественностью был перенесен во Владимирский Успенский собор.

В 1645 году состоялось церковное прославление святого.

Библиография

  • Полн. собр. русск. лет. I, 171-172, 175, 177-178, 181-185, 190-194, 196-199, 200, 212-217, 219-225; II, 136, 163, 169, 176, 321, 331, 333, 335-336, 338; III, 34-35, 37-41, 51-52; IV, 21-28, 31-33; VII, 101, 113-114, 116-130, 132-144; XV, 312, 334, 368, 370;
  • Никон. лет. II, 316, 358.

Использованные материалы

Источник: https://drevo-info.ru/articles/14762.html

Всеволодович Юрий

Юрий (Георгий) Всеволодович (26 ноября 1188 — 4 марта 1238) — Великий князь Владимирский (1212—1216, 1218—1238).

Ранние годы

Третий сын Великого князя Владимирского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо от первого брака с Марией Шварновной.

Родился в Суздале 26 ноября 1187 года, по Ипатьевской летописи, а по Лаврентьевской — в 1189 году. Крестил его епископ Лука.

28 июля 1192 года совершены были постриги Юрия и в тот же день посадили его на коня; «и бысть радость велика в граде Суздале», замечает летописец по этому поводу.

В 1207 году Юрий принимал участие в походе против рязанских князей, зимой 1208/1209 годов с Константином на Торжок против против новгородцев, которые посадили в заключение брата его, Святослава, и призвали на княжение Мстислава Мстиславича Удатного, а в самом начале 1209 года — против рязанцев, пытавшихся воспользоваться отсутствием основных суздальских сил и атаковавших окрестности Москвы.

В 1211 году Юрий женился на княжне Агафии Всеволодовне, дочери Всеволода Святославича Чермного, князя Черниговского; венчание совершено было во Владимире, в Успенском соборе, епископом Иоанном.

Читайте также:  Церковный раскол 17 века

Конфликт с братом

В 1212 году Всеволод, сын Юрия Долгорукого, чувствуя приближение смерти, решил дать старшему своему сыну Константину Владимир, а следующему за ним Юрию (второй сын Всеволода, Борис, умер еще в 1188 году) — Ростов, но Константин требовал, чтобы ему отданы были оба эти города. Отец рассердился на него и по совету бояр и епископа Иоанна отдал великокняжеский Владимирский стол Юрию, но это было нарушением установленного порядка наследования Лествичного права.

14 апреля 1212 года Всеволод скончался, и великим князем стал не старший сын, а Юрий, что привело к междоусобице. Уже на следующий год началась ссора между Юрием и старшим братом Константином. На стороне первого стал 3-й по возрасту брат Ярослав, а на стороне второго — 4-й и 5-й братья Владимир и Святослав.

Совет

Юрий готов был отдать Владимир в обмен на Ростов, но Константин не согласился на такую мену и предложил брату Суздаль, тот отказался.

Сначала борьба шла на территории княжества, но затем, когда интересы Юрия и Ярослава пересеклись с интересами смоленских Ростиславичей, в частности Мстислава Удатного, в Новгороде, смоляне с новгородцами вторглись во Владимиро-Суздальское княжество, соединились с Константином и разбили Юрия, Ярослава и муромцев и посадили на великое княжение Константина.

Юрий получил в удел Городец Радилов на Волге. Туда последовал за ним и епископ Симон. Уже в следующем году Константин отдал Юрию Суздаль и, оставляя Ростовскую землю в наследство своему потомству, признал брата своим преемником на великокняжеском столе. Константин умер 2 февраля 1218 года, и Юрий вторично стал великим князем.

Внешняя политика

Юрий Всеволодович, подобно своему отцу, добивался внешнеполитических успехов в основном избегая военных столкновений. В период 1220—1234 годов владимирские войска (в том числе в союзе с новгородскими, рязанскими, муромскими и литовскими) провели 14 походов. Из них сражениями закончились лишь четыре (победы над внешними противниками; 1220, 1225, 1226, 1234).

Уже в 1212 году Юрий отпустил из плена рязанских князей, захваченных его отцом в 1208 году, в том числе Ингваря и Юрия Игоревичей, пришедших к власти в Рязани в результате борьбы 1217—1219 годов и ставших союзниками Юрия.

В 1217 году, на Русскую землю произвели набег волжские болгары и дошли до Устюга. Чтобы отомстить им, Юрий послал большое войско под предводительством брата своего, Святослава, воевать болгарскую землю; оно дошло до города Ошеля на Волге и сожгло его.

В то же время ростовский и устюжский полки по Каме пришли в землю болгар и разорили много городов и сёл. У устьев Камы обе рати соединились и вернулись домой. Болгары в ту же зиму прислали послов просить мира, но Юрий им отказал. В 1221 (1222) году он сам хотел идти против болгар и выступил к Городцу.

По пути его встретило второе болгарское посольство с такой же просьбой и вновь получило отказ. В Городец явилось третье посольство с богатыми дарами, и на этот раз Юрий согласился на мир. Чтобы укрепить за Русью важное место при впадении Оки в Волгу, Юрий в это время основал здесь, на Дятловых горах, город «Нов Град» (Нижний Новгород).

Обратите внимание

Тогда же построил он в новом городе деревянную церковь во имя Архистратига Михаила (впоследствии Архангельский собор), а в 1225 году заложил каменную церковь Спаса.

Основание Нижнего Новгорода повлекло за собой борьбу с мордвой, с использованием разногласий между её князьями. В 1226 году Юрий посылал против неё братьев своих, Святослава и Ивана, а в сентябре 1228 года племянника своего, Василька Константиновича, князя Ростовского; в январе 1229 года он сам ходил на мордву.

После этого мордва произвела нападение на Нижний Новгород, а в 1232 году её усмирял сын Юрия Всеволод с князьями рязанскими и муромскими.

Противники распространения владимирского влияния на мордовские земли были разгромлены, но спустя несколько лет, во время монгольского нашествия, часть мордовских племён выступила на стороне монголов.

Юрий организовал походы в помощь своим бывшим противникам по Липицкой битве: смоленским Ростиславичам, разбитым монголами на Калке — в 1223 году в южнорусские земли во главе с его племянником Васильком Константиновичем, которому, однако, не пришлось сразиться: дойдя до Чернигова, он узнал о поражении русских и возвратился во Владимир; и в 1225 году — против литовцев, разорявших смоленские и новгородские земли, закончившийся победой Ярослава под Усвятом.

В Новгороде между тем продолжалась борьба партий, в которой приходилось принимать участие и Юрию. В 1221 году новгородцы прислали к нему послов с просьбой дать им в князья своего сына.

Юрий послал на новгородское княжение своего малолетнего сына Всеволода и помог новгородцам в борьбе с Ливонским орденом, отправив войско под предводительством брата Святослава. Всеволод, однако, скоро возвратился во Владимир, и вместо него Юрий послал, по просьбе новгородцев, брата Ярослава.

В 1223 году Ярослав ушёл из Новгорода в свой Переяславль-Залесский, и новгородцы выпросили опять Всеволода Юрьевича. На этот раз произошли какие-то недоразумения между Юрием и новгородцами; Всеволод был увезён из Новгорода в Торжок, куда в 1224 году к нему пришёл с войском отец.

Важно

Юрий требовал выдачи новгородских бояр, которыми он был недоволен, и грозил в случае неповиновения прийти в Новгород «напоить коней своих в Волхове», но затем удалился без кровопролития, удовлетворившись крупной денежной суммой и дав новгородцам в князья шурина своего, князя Михаила Всеволодовича, князя Черниговского.

Но беспрерывная смена князей в Новгороде продолжилась: там княжил то брат Юрия, Ярослав, то шурин — Михаил Черниговский.

В 1228 году Ярослав, вновь изгнанный из Новгорода, заподозрил участие старшего брата в его изгнании и склонил на свою сторону своих племянников Константиновичей, Василька, князя Ростовского, и Всеволода, князя Ярославского. Когда Юрий узнал об этом, то созвал всех родичей на съезд во Владимир в сентябре 1229 года.

На съезде этом ему удалось уладить все недоразумения, и князья поклонились Юрию, называя его отцом и господином. В 1230 году Великий князь Киевский Владимир Рюрикович и Михаил Черниговский обратились к Юрию с просьбой уладить споры между Михаилом и Ярославом из-за Новгорода.

При участии митрополита Кирилла Юрий помирил противников; Ярослав подчинился воле старшего брата и отказался от Новгорода, который был отдан сыну Михаила, Ростиславу.

В 1231 году Юрий ходил в Черниговскую землю против Михаила, который в союзе с Владимиром Рюриковичем, Великим князем Киевским, начал враждебные действия против зятя Юрия, Василька Романовича, и брата последнего, Даниила Галицкого. Михаил после этого похода лишился Новгорода, который снова перешёл к Ярославу, после этого на протяжении ста лет новгородскими князьями были только потомки Всеволода Большое Гнездо.

В 1222—1223 годах Юрий дважды посылал войска, соответственно во главе с братьями Святославом под Венден и Ярославом — под Ревель на помощь эстам, восставшим против Ордена меченосцев. В первом походе союзниками русских выступили литовцы.

Согласно «Хронике» Генриха Латвийского, в 1224 году был начат и третий поход, но русские войска дошли только до Пскова. Русские летописи относят примерно к тому же времени конфликт Юрия с новгородской знатью.

Совет

В 1229 году планируемый Ярославом поход против ордена не состоялся из-за разногласий с новгородцами и псковичами. В 1234 году Ярослав одержал победу над рыцарями в сражении на Омовже.

Перечень военных походов владимирских войск в период 1218—1238

  • 1220 год — Святослав Всеволодович. Волжская Болгария, Ошель
  • 1221 год — Юрий Всеволодович. Волжская Болгария, Городец
  • 1222 год — Святослав Всеволодович. Орден меченосцев, Венден
  • 1223 год — Василько Константинович. Монгольская империя, Чернигов
  • 1223 год — Ярослав Всеволодович. Орден меченосцев, Ревель
  • 1224 год — Юрий Всеволодович. Новгородская земля, Торжок
  • 1225 год — Ярослав Всеволодович. Великое княжество Литовское, Битва под Усвятом
  • 1226 год — Юрий Всеволодович. Черниговское княжество, Курск
  • 1226 год — Святослав Всеволодович. Мордва
  • 1228 год — Василько Константинович. Мордва
  • 1228 год — Юрий Всеволодович. Мордва
  • 1232 год — Юрий Всеволодович. Черниговское княжество, Серенск
  • 1232 год — Всеволод Юрьевич. Мордва
  • 1234 год — Ярослав Всеволодович. Орден меченосцев, Сражение на Омовже
  • 1237 год — Всеволод Юрьевич. Монгольская империя, битва у Коломны
  • 1238 год — Юрий Всеволодович. Монгольская империя, битва на реке Сити

Вторжение монголов

В 1236 году в начале похода монголов в Европу, была разорена Волжская Булгария. Беженцы были приняты Юрием и поселены в поволжских городах. В конце 1237 года Батый появился в пределах Рязанского княжества.

Рязанские князья обратились за помощью к Юрию, но он им её не дал, желая «сам особь брань створити».

Послы Батыя явились в Рязань и Владимир с требованием дани, в Рязани получили отказ, во Владимире были одарены, но одновременно Юрий послал войска во главе со своим старшим сыном Всеволодом в помощь отступившему из Рязани Роману Ингваревичу.

Разрушив 16 декабря Рязань, Батый двинулся к Коломне. Всеволод был разбит и бежал во Владимир (погибли владимирский воевода Еремей Глебович и младший сын Чингисхана Кулькан). Батый после этой победы сжёг Москву, взял в плен Владимира, второго сына Юрия, и двинулся на Владимир.

Получив весть об этих событиях, Юрий созвал на совет князей и бояр и после долгих размышлений отправился за Волгу собирать рать.

Во Владимире остались жена Агафия Всеволодовна, сыновья Всеволод и Мстислав, дочь Феодора, жена Всеволода Марина, жена Мстислава Мария и жена Владимира Христина, внуки и воевода Пётр Оследюкович.

Осада города Владимира началась 2 или 3 февраля 1238 года, пал город 7 февраля (по сведениям Рашид ад-Дина, осада и штурм длились 8 дней). Монголо-татары ворвались в город и зажгли его.

Вся семья Юрия погибла, из всего его потомства уцелела лишь дочь Добрава, бывшая с 1226 года замужем за Васильком Романовичем, князем Волынским. 4 марта того же года в битве на реке Сити войска Великого князя были разбиты на лагере второстепенными силами монголов во главе с Бурундаем, следовавшими отдельно от основных сил более северным маршрутом. В числе убитых был и сам Юрий.

Обезглавленное тело князя было обнаружено по княжеской одежде среди оставшихся не погребёнными тел убитых воинов на поле боя епископом Ростовским Кириллом, возвращавшемся из Белоозера.

Он отвёз тело в Ростов и похоронил в каменном гробу в храме Богоматери. Впоследствии голова Юрия была тоже найдена и приложена к телу.

Обратите внимание

Через два года останки были торжественно перенесены Ярославом Всеволодовичем в Успенский собор во Владимире.

Канонизация

По словам летописца, «Юрий украшен был добрыми нравами: старался исполнять божьи заповеди; всегда имел в сердце страх божий, помня заповедь господню о любви не только к ближним, но и к врагам, был милостив выше меры; не жалея своего имения, раздавал его нуждающимся, строил церкви и украшал их иконами бесценными и книгами; чтил священников и монахов». В 1221 году он заложил в Суздале новый каменный собор вместо обветшавшего, а в 1233 году расписал его и вымостил мрамором. В Нижнем Новгороде им основан Богородицкий монастырь.

В 1645 году нетленные мощи князя были обретены и 5 января 1645 года патриарх Иосиф инициировал процесс канонизации Юрия Всеволодовича православной церковью. Тогда же мощи были помещены в серебряную раку.

Юрий Всеволодович был причислен к лику святых как Святой Благоверный Князь Георгий Всеволодович. Память его — 4 февраля, по предположению M. B.

Толстого, «в память перенесения его из Ростова во Владимир».

Легенды

Основание Китежа. Согласно этой легенде, в 1164 году Георгий Всеволодович отстроил Малый Китеж (предположительно современный Городец), основал в нём Феодоровский Городецкий Монастырь, а затем отправился в весьма глухой край, где поставил (в 1165) на берегу озера Светлояра Большой Китеж, то есть собственно легендарный град Китеж.

Основание Юрьевца. Если верить этой легенде, князь Юрий Всеволодович шел по Волге со своим войском, напротив устья реки Унжи он увидел на горе огонь, решил остановится в этом месте. А как только взошли на гору он увидел икону и решил основать здесь крепость, в дальнейшем город Юрьевец.

Голова князя. Накануне битвы на реке Сити князь узнал о гибели всей своей семьи во Владимире. Бился князь со своей дружиной отважно. В конце битвы он погиб мученической смертью; ему усечена была голова и преподнесена в дар хану Батыю.

Согласно легенде, Батый как победитель объехал с ней поле боя.

Когда же найденные на поле битвы тело и голова князя были совмещены, «глава святая прильнула к святому телу, так что и следа не было отсечения на его шее; правая рука поднята была как бы у живого, показывая на подвиг».

Завет Юрия Всеволодовича. «С русскими уживайтесь и мордвой не гнушайтесь. С мордвой брататься да кумиться грех, зато лучше всех! А у черемис только онучки черные, а совесть белая!»

Даровании мордовской земли. «Старики из мордвы, узнав о прибытии русского князя, послали ему с молодыми людьми говядины и пива. Молодые же люди дорогой говядину съели, пиво выпили, а русскому князю принесли земли да воды.

Князь-мурза обрадовался этому дару, принял его в знак покорности мордовского племени и поплыл далее по Волге-реке.

Где кинет на берег горсть подаренной ему недогадливой мордовской молодёжью земли — там быть городу, где бросит щепотку — там быть селу…»

Первые жители Нижнего Новгорода. Согласно легенде, первыми нижегородскими поселенцами были ремесленники, бежавшие от боярских податей из Новгорода. Юрий Всеволодович взял их под покровительство и привлёк к строительству, благодаря чему первая крепость была построена за год.

Конец Нижнего Новгорода. «Есть в Нижнем Новгороде подле крепости маленький ручеёк; он течёт по оврагам и близ Никольской церкви впадает в Волгу.

Зовут его Почайной и говорят, что Юрий Всеволодович, основатель Нижнего Новгорода, назвал так этот ручей, будучи поражён сходством местоположения нижегородского с местоположением киевским.

Важно

В том месте, где Почайна берёт своё начало, есть большой камень, на котором прежде было что-то написано, но теперь уже стёрлось. От этого камня зависит судьба Нижнего Новгорода: в последнее время он сдвинется с места; из-под него выступит вода и потопит весь Нижний.»

Семья

Жена — Агафия Всеволодовна (около 1195—1238), черниговская княжна.

Сыновья

  • Всеволод (Дмитрий) (1212/1213—1238), князь Новгородский (1221—1222, 1223—1224). Женат с 1230 г. на Марине (1215—1238), дочери Владимира Рюриковича. Убит в ставке Батыя во время переговоров перед взятием Владимира монголами.
  • Мстислав (после 1213—1238), женат с 1236 г. на Марии (1220—1238) (происхождение неизвестно). Погиб во время взятия Владимира монголами.
  • Владимир (после 1218—1238), князь Московский, женат с 1236 г. на Христине (1219—1238) (происхождение неизвестно, предположительно — из рода Мономашичей). Убит во время осады Владимира монголами.

Дочери:

  • Добрава (1215—1265)
  • Феодора (1229—1238)
Читайте также:  Съезд русский князей в любече кратко

Источник: http://known-name.ru/face/vsevolodovich-uriy

Краткая биография Юрия Всеволодовича — кратко

Юрий II Всеволодович (1188-1238 гг.) – Великий князь Владимирский, князь Городецкий, князь Суздальский; сын Всеволода Большое Гнездо.

Краткая Биография Юрия Всеволодовича

Юрий родился в городе Суздале в 1188 году и был третьим сыном князя Всеволода Большое Гнездо и его первой жены. В ранние годы принимал участие в нескольких походах против других князей совместно со своими братьями (1207 год – поход на Рязань, 1208-1209 года – поход на Торжок). В 1211 году женился на дочери Черниговского князя.

Начиная с 1211 года имя Юрия все чаще появляется в летописях в связи с конфликтом с братом Константином. Отец Юрия, Всеволод Большое Гнездо, вопреки традициям в 1211 году отдает право княжения во Владимире не своему старшему сыну Константину, а Юрию. После смерти Всеволода в 1212 году Константин, обиженный действиями отца, заявляет свои права на Владимир и Великокняжеский престол.

Между Юрием и Константином разгорается междоусобная война, которая продлится несколько лет. На сторону старшего брата встают Владимир и Святослав, а на сторону Юрия – Ярослав. Первоначально братья пытались договориться мирно: Константин готов был отдать Суздаль в обмен на Владимир, однако Юрий хотел получить право княжения в Ростове. Договориться мирно братьям не удалось.

Константин и Юрий несколько раз (в 1213 и 1214 годах) собирались пойти друг на друга с войсками, однако каждый раз битва не приносила удачи ни одному из братьев – их столкновения всегда заканчивались стоянием на реке Ишне, когда ни одна армия не могла превзойти другую. Разрешился этот конфликт лишь в 1216 году, когда к армии Константина присоединился Мстислав Ростиславич. Вместе они смогли вторгнуться во Владимиро-Суздальское княжество, разбить армию Юрия и Ярослава и посадить на престол во Владимир Константина.

Однако в 1218 году Константин умирает, а Владимирский престол снова переходит к Юрию Всеволодовичу согласно завещанию Константина. Незадолго до своей смерти Константин также дарит Юрию Суздаль.

С тех пор Юрий больше не покидает Великокняжеский престол вплоть до своей смерти в 1238 году.

Внешняя и внутренняя политика Юрия Всеволодовича

Юрий Всеволодович не был сторонником открытых военных конфликтов, поэтому большая часть его внешней политики была направлена на стабилизацию отношений с соседними государствами и защиту собственных политических интересов путем переговоров и хитрости. Избегая открытых конфликтов, он смог добиться существенных успехов.

Несмотря на то, что Юрий не хотел воевать, в период его правления было совершено несколько удачных походов, часть из которых все же закончились сражениями.

В 1220 году Юрий посылает войско против армии Волжских Булгар, которым удалось занять значительные территории вплоть до города Устюга. Армия во главе с Святославом успешно дошла до болгарских земель и разорила несколько городов, тем самым нанеся серьезный ответный удар болгарам.

Совет

В этом же году Юрий получил предложение мира от Волжской Булгарии, которое отвергает. В 1221 году Юрий получает еще два предложения от болгар и соглашается на мир только с третьего раза. С тех пор Русь имеет серьезное влияние на территории соединения рек Оки и Волги.

Чтобы закрепить успех, Юрий строит здесь город – Нижний Новгород (тогда Нов Град).

В 1222 и 1223 годах Юрий ведет борьбу с эстами под Ревелем в союзе с литовцами, которые позднее забудут о договоренности с Юрием и снова выступят против Руси, разоряя ее земли и занимая территории. К этому же периоду относится небольшой конфликт Юрия с Новгородом.

В 1226 году начинается борьба Юрия с князьями из Мордвы за территории вокруг Нижнего Новгорода.

После ряда походов Юрия в 1226, 1228 и 1229 годах, Мордва нападает на Нижний Новгород, завязывается долгая борьба за земли, которая продлится несколько лет с переменным успехом.

Чуть позднее, во время нашествия монголов, часть мордовских князей, побежденных Юрием, выступают на стороне монголо-татар и отвоевывают обратно захваченные прежде у Руси земли.

В 1236 году на Русь пришел хан Батый и начал стремительно завоевывать русские земли. К 1237 году ему удалось взять Рязань, Коломну, а позднее и Москву.

Узнавший о происходящем от своего сына Владимира, Юрий собрал войска и отправился на Волгу, встал на реке Сити и начал собирать из окрестных деревень дополнительные силы.

Обратите внимание

На помощь Юрию также собирались прийти братья Ярослав и Святослав, однако русским князьям не удалось вовремя собрать армию – Батый действовал стремительно и уже в феврале 1238 года татары взяли Владимир и сожгли всю семью Юрия.

Юрий Всеволодович погибает 4 марта 1238 года во время ответного похода русских князей против татар.

Итоги правления Юрия Всеволодовича

Несмотря на то, что многие историки видят вину Юрия Всеволодовича в том, что Русь подверглась набегам татаро-монгол и страшным разорениям, он все же немало сделал для государства.

При Юрии было построено несколько крупных городов, ему удалось заключать мир с несколькими пограничными государствами, успешно противостоять набегам и охранять целостность государства вплоть до нашествия Батыя. Кроме того, по его приказу было построено немало соборов и церквей.

За свой вклад в развитие христианства на Руси, а также за милосердие к врагам, Юрий Всеволодович был канонизирован в 1645 году.

Источник: http://wap.vsekratko.ru/history/history_kratko_knyaz_yuriy_vsevolodovich.html

Великий князь Юрий Всеволодович: Перед затмением

Сегодня, 4 марта, много веков назад почил Великий князь Юрий Всеволодович. История его прославления удивительна: он не был ни выдающимся полководцем, ни блестящим политиком, на его век пришлись смуты, раздоры, нестроения, и судьба его оказалась, в общем-то, трагичной. Однако народ судил его не по результатам, а по намерению дел.

Люди чувствовали, что «по сердцу», по своему внутреннему устроению, это был князь добронравный, мирный и стремившийся в жизни к исполнению евангельских заповедей. Он оказался близок тем, что пил от той же чаши страданий, оттого-то его имя и было вписано в историю последней героической обороны…

26 ноября 1187 г., согласно Ипатьевской летописи (и 1189 г. – согласно Лаврентьевскому своду) в семье Великого князя Всеволода Большое Гнездо родился сын – Юрий (Георгий) Всеволодович. Ему было суждено стать современником и участником драматичных событий – захвата Руси монголо-татарами и установления иноземного ига.

Святой Благоверный Великий Князь Георгий (Юрий) Всеволодович

Сердце чистое

«Того же дни и на конь его всади. И быс радость велика в граде Суждал»”, – так сообщает Летопись о событии, произошедшем, когда сыну Великого князя владимирского Всеволода Большое гнездо – Юрию исполнилось четыре года от роду. 28 мая 1192 г.

княжич прошел обряд постригов, т.е. посвящения в воины.

По этому случаю его отец, по традиции выставив горожанам угощенье, и никто из веселившихся суздальцев тогда и не думал, что в седло сел, возможно, один из самых миролюбивых и обреченных на страдания русских полководцев.

С юности Юрий Всеволодович был человеком нрава тихого, скромным и послушливым отцу.

Чувствуя, что в сыне преобладает дух благочестия, князь Всеволод не давал ему самостоятельных военных поручений в отличие от его брата Ярослава.

Таким образом, Юрий первым из сыновей Всеволода Большое Гнездо не отличался на поле брани, но именно ему, младшему по возрасту, вопреки обычаю тех лет, отец решил оставить великокняжеский престол.

Благорасположение отца привлекла покорность сына родительской воле. Старший брат Юрия – прямой наследник – Константин вызвал на себя гнев отца своеволие (см. сноску). Собранный по этому случаю земский собор утвердил Юрия в качестве преемника Великого князя Всеволода в обход Константина.

Уже в первые годы княжения проявился нрав Юрия. Когда он помимо воли оказался втянутым в усобицу со старшим братом, на стороне которого выступили и двое других – Владимир со Святославом, он стремился решить спор, избегая братоубийственной сечи.

Стояние сторон и отдельные выходы отрядов в конечном итоге решили исход, и был заключен мир, но лишь на год. В 1216 г.

Важно

князю Юрию пришлось взять под свое покровительство брата Ярослава, своего верного союзника, вытесненного с престола новгородцами, которых не преминул поддержать Константин Всеволодович. И этом новом споре князей особенно проявилось прямодушие и верность слову князя Юрия.

 Когда глава новгородского ополчения Мстислав Удатный попытался склонить его к миру, разделив с братом: «У нас с тобою нет ссоры, ссора у нас с Ярославом», князь отвечал: «Мы с братом Ярославом – все равно что один человек».

Силы сторон оказались неравными, князь Юрий, загнав нескольких коней, добрался до Владимира, где почти не осталось защитников.

Однако и в поражении он проявил истинно христианский нрав, прося горожан только не выдавать его как заложника и оставить ему возможность выйти к противникам самому. Поклонившись новгородцам, князь Юрий произнес: «Братья! Вам челом бью, а брат мой Константин в вашей воле».

Княжеская кротость приклонила к нему сердца противников, и сам Мстислав Мстиславич уговорил Константина Всеволодовича примириться с Юрием.

Со смирением Юрий Всеволодович принял и «новый жребий», удалившись в 1216 г. вместе с семьей и двором в Городец Радилов на Волге и возлагая все упование на милость Божию. И в самом деле, удаление его оказалось недолгим.

Уже в 1217 году князь Константин вызвал к себе Юрия из ссылки, дал ему Суздаль и обещал и Владимир после своей смерти. А 2 февраля 1218 года князь Константин умер, и Юрий, согласно его завещанию, вернулся на княжение.

Убрав столицу, как невесту

После восстановления на престоле Юрий Всеволодович приложил немалые усилия для благоустроения столицы княжества. Золотые главы храмов, богатые ризы напрестольных икон и резное убранство иконостасов блеснули, словно последние лучи солнца перед бурей.

Совет

Княжество покоилось под его рукой. Среди усобиц тех лет из четырнадцати походов только четыре закончились сражениями. Так же в духе незлобия разрешал князь Юрий и отношения с бывшими противниками. В 1212 г.

он с миром отпустил плененных отцом рязанских князей, заключивших с ним союз.

Когда же до владимирских земель долетела весть о предстоящей битве при Калке, князь Юрий в ответ на просьбу из Киева о помощи направил на юг войско под командой Василько Константиновича, однако оно не поспело к битве и от Чернигова вернулось назад. Для защиты на случай набегов степняков князь построил новые крепости – в 1221 г.

в устье Оки им был заложен Новгород Нижний, и вскоре события подтвердили, что опасения эти не напрасны. В 1229 г. из заволжских степей в Волжскую Болгарию прибыли беженцы – саксины и половцы, а уже следом появились выбитые монголами с линии р. Яика болгарские «сторожа».

В эти годы князю удалось установить мирные отношения с Волжской Болгарией, поскольку ее правители вынуждены были искать союза с северными соседями перед лицом монголов.

Начинания князя Юрия и его политика в целом казались современникам разумными и успешными. В управлении, позволявшем сохранить первенство Владимира среди русских земель, чувствовалась спокойная рассудительность, и, все же, противник, с которым в ближайшее время предстояла схватка, оказался намного искуснее и мощнее, чем могли предполагать русские князья…

Знамение небесное

Предвестием надвигающейся беды стал, по преданию, трус 3 мая 1230 г. Во владимирских храмах во время литургии все померкло, качались светильники и иконы по стенам. Вскоре татары вновь появились на Средней Волге, оставшись зимовать в непосредственной близости от булгарских рубежей.

Сведения о новом противнике на Руси были самыми неточными. Так, путешествующий венгерский монах Юлиан свидетельствовал, что в то время на Владимирщине повторяли укоренившееся мнение, будто бы «татары» избегают штурмовать крепости, а лишь разоряют их окрестности.

Может быть, такое впечатление сложилось у русских и их князя из-за того, что основную часть беженцев из Болгарии составляли сельские жители, в то время как из защитников городов не спасся никто.

Обратите внимание

Эти разговоры накладывались на воспоминания о погроме на Калке, оставившем впечатление о новых завоевателях, как о типичных степняках, которые не стали бы углубляться в русские земли. А, между тем, в 1236 г.

неприступная столица Волжской Болгарии была взята штурмом, несмотря на шесть рядов стен, а почти все ее население уничтожено. Сведения об этом пришли на Русь с запозданием. Князья продолжали надеяться на то, что в случае «набега» противник не решится осаждать города.

Последняя молитва

Наступление монгольских полчищ было подобно прорыву плотины. Одно за другим приходили известия о падении городов: Пронска, Белгорода, Ижеславца. Героическая оборона Рязани и Коломны захлебнулась под градом стрел и огня татарского многотысячного войска.

И что же Великий князь? Направленное ему письмо рязанцев о помощи осталось безответным. В ту пору говорили, будто бы он хотел «особь сотворити брань» из-за опасения соперничества со стороны рязанского князя, но молва эта мало похожа на правду: после разгрома Болгарии и битвы при Калке, было уже не до состязаний.

Скорее всего, причина была иная – князь хотел отвести удар от Владимира, оставив его на попечение сыновей и направившись вместе с ополчением к р. Сити. Возможно, Юрий Всеволодович надеялся на то, что, если своевременно подоспеет его брат Ярослав, им удастся собрать значительное войско.

Для этого требовалось время, однако центральные районы великого княжества оставались без защиты.

…Подойдя к стенам Владимира, монголы пытались договориться с горожанами, рассчитывая обманом склонить их к капитуляции.

7 февраля начался штурм: за несколько часов обстрела стены в намеченных местах были разрушены, уцелевшие защитники вынуждены были отойти к воротам старого города, но и там не удержались и откатились к каменному детинцу, в соборах которого духовенство исповедовало готовящихся к смерти горожан. А в конце февраля отряд Бурундая, только что пленившего Ростов и Углич, внезапно, как смерч, обрушился на войско Юрия Всеволодовича.

По одному из летописных свидетельств, Великий князь Юрий Всеволодович принял смерть, только успев восстать от молитвы.

Важно

О чем молился он в тот час? – О победе ли или об упокоении душ братиев по вере и своей семьи, погибшей во время осады Владимира, о единственной оставшейся в живых дочери – Добраве, или о даровании терпения в посланном ему крестном испытании? А, может быть, испрашивал прощения за грехи разделенных духом состязания русских князей или винил себя? Смерть он встретил кротко, как первые русские святые – князья-страстотерпцы Борис и Глеб, со словами горячего обращения к Богу. Русские земли погружались во тьму, но народное предание надолго сохранило память о том времени, когда и Великие князья старались исполнять жизнью вечный закон – евангельских заповедей и являли в своей жизни примеры послушания родительской воле, смирения, верности слову и усердия в мирном служении своей земле.

1645 год… Последний год правления благочестивого царя Михаила Федоровича Романова. Благодатное время восстановления мира после смуты. В этот год были обретены мощи князя Юрия Всеволодовича.

По благословению Патриарха Иосифа благоверный князь был прославлен в лике святых.

Читайте также:  Эпоха крестовых походов - историческое значение, плюсы и минусы, участники и цель

Так Русской Церкви был дарован еще один покровитель, а преемникам Михаила Федоровича было дано напоминание о тех качествах, которые и определяют истинное достоинство правителя-христианина.

Сноска: Константин не был удовлетворен решением отца в распределении стольных городов и предполагавшему дать Константину Владимир, а Юрию – Ростов, и требовал оба города. Это и вызвало гнев отца и изменение порядка наследования.

Источник: https://www.pravmir.ru/velikij-knyaz-yurij-vsevolodovich-pered-zatmeniem/

Благоверный князь Гео́ргий (Ю́рий) Всеволодович, Владимирский

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий (1189–1238) был вто­рым сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. В 1212 го­ду по­сле смер­ти от­ца и стар­ше­го бра­та Кон­стан­ти­на он уна­сле­до­вал Вла­ди­мир­ский ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем и во­ин­ской доб­ле­стью. Им был ос­но­ван Ниж­ний Нов­го­род.

В 1237 го­ду на Рус­скую зем­лю дви­ну­лись мон­го­ло-та­тар­ские ор­ды Ба­тыя. Они ра­зо­ри­ли Ря­зань и со­жгли Моск­ву.

Свя­той Ге­ор­гий оста­вил столь­ный град на по­пе­че­ние сво­их сы­но­вей Мсти­сла­ва и Все­во­ло­да (тре­тий сын – Вла­ди­мир – был в то вре­мя в пле­ну у та­тар) и опыт­ных во­е­вод, а сам дви­нул­ся с вой­ском и пле­мян­ни­ка­ми – сы­но­вья­ми Кон­стан­ти­на – на се­вер, чтобы со­еди­нить­ся с дру­ги­ми кня­зья­ми. В на­ча­ле мар­та он вы­шел на бе­ре­га ре­ки Си­ти.

Там 4 мар­та 1238 го­да про­изо­шла кро­ва­вая бит­ва с та­та­ра­ми. Еще пе­ред бит­вой бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий по­лу­чил из­ве­стие о том, что столь­ный град Рус­ской зем­ли – Вла­ди­мир – пал и все его сы­но­вья уби­ты.

Вы­слу­шав пе­чаль­ную весть, ве­ли­кий князь об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, в ко­то­рой про­сил Все­выш­не­го спо­до­бить его му­че­ни­че­ской смер­ти за ве­ру хри­сти­ан­скую и на­род пра­во­слав­ный. И мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на: в бит­ве на ре­ке Си­ти ве­ли­кий князь по­гиб му­че­ни­че­ской смер­тью – ему бы­ла от­се­че­на го­ло­ва.

Через неко­то­рое вре­мя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл II. Его путь ле­жал через по­ле бра­ни. Сре­ди пав­ших во­и­нов он по одеж­дам узнал обез­глав­лен­ное те­ло ве­ли­ко­го кня­зя. С бла­го­го­ве­ни­ем он взял его и пе­ре­нес в Ро­стов. Там, при ве­ли­ком пла­че все­го на­ро­да, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном хра­ме.

Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и чест­ная гла­ва ве­ли­ко­го кня­зя, ко­то­рая бы­ла при­ло­же­на к те­лу. Через два го­да гроб с те­лом бла­го­вер­но­го кня­зя Ге­ор­гия с боль­шой тор­же­ствен­но­стью был пе­ре­не­сен во Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор. В 1645 го­ду те­ло свя­то­го кня­зя бы­ло об­ре­те­но нетлен­ным, и со­сто­я­лось цер­ков­ное про­слав­ле­ние свя­то­го. Мо­щи кня­зя Ге­ор­гия бы­ли пе­ре­ло­же­ны в се­реб­ря­ную ра­ку, устро­ен­ную Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Иоси­фом.

Полное житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Ве­ли­кий князь Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич был тре­тьим сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да III Ге­ор­ги­е­ви­ча, по про­зва­нию Боль­шое Гнез­до, и кня­ги­ни Ма­рии Швар­нов­ны. Он ро­дил­ся 26 но­яб­ря 1187 го­да в го­ро­де Суз­да­ле и по же­ла­нию от­ца по­лу­чил имя де­да.

Пя­ти лет от ро­да кня­жич Ге­ор­гий по обы­чаю то­го вре­ме­ни был «по­са­жен на конь», со­вер­ше­ны бы­ли его по­стри­ги. Тор­же­ство про­ис­хо­ди­ло в Суз­да­ле.

Ко­гда ему ис­пол­ни­лось 19 лет, его мать Ма­рия, силь­но за­болев­ши, по­стриг­лась в мо­на­сты­ре Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ди­ми­ре на Клязь­ме, и Ге­ор­гий про­во­жал свою мать до оби­те­ли. Через несколь­ко дней она скон­ча­лась, и Ге­ор­гий опла­ки­ва­ет кон­чи­ну ма­те­ри, осо­бен­ной лю­бо­вью ко­то­рой он поль­зо­вал­ся.

Совет

В 1211 го­ду князь Ге­ор­гий всту­пил в брак с до­че­рью ки­ев­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го, род­ной сест­рой свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го. От это­го бра­ка князь Ге­ор­гий имел трех сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра.

В XII–XIII ве­ках, ко­гда жил бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий, Рус­ская зем­ля силь­но стра­да­ла от меж­до­усо­бий удель­ных кня­зей, меж­ду ко­то­ры­ми бы­ла раз­де­ле­на.

Отец Ге­ор­гия, ве­ли­кий князь Все­во­лод III, пы­тал­ся до­стиг­нуть объ­еди­не­ния и за свои за­слу­ги по­лу­чил имя Ве­ли­ко­го Все­во­ло­да, од­на­ко не был в со­сто­я­нии пре­кра­тить удель­ную враж­ду и при сво­ей жиз­ни не раз при­вле­кал де­тей сво­их к уча­стию в меж­до­усоб­ной борь­бе. Та­ким об­ра­зом мо­ло­дой Ге­ор­гий в пер­вый раз вы­сту­па­ет в ис­то­рии дей­ству­ю­щим вме­сте с от­цом и бра­тья­ми в оса­де Прон­ска в 1207 го­ду. В сле­ду­ю­щем го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич от­ра­жал на­па­де­ние преж­не­го прон­ско­го кня­зя Ми­ха­и­ла и дво­ю­род­но­го его бра­та Изя­с­ла­ва на мос­ков­ские во­ло­сти ве­ли­ко­го кня­зя, дей­ство­вал по­том про­тив мя­теж­ных нов­го­род­цев.

В 1212 го­ду ве­ли­кий князь Все­во­лод стал из­не­мо­гать и за­хо­тел при жиз­ни уря­дить сы­но­вей, ко­то­рых у него в то вре­мя оста­ва­лось ше­сте­ро: Кон­стан­тин, Ге­ор­гий, Яро­слав, Свя­то­слав, Вла­ди­мир и Иоанн.

Он по­слал за стар­шим Кон­стан­ти­ном, кня­жив­шим в Ро­сто­ве, же­лая дать ему по­сле се­бя столь­ный го­род Вла­ди­мир, а в Ро­стов по­са­дить Ге­ор­гия.

Но Кон­стан­тин не со­гла­шал­ся на та­кое рас­по­ря­же­ние и от­ве­тил от­цу: «Ес­ли хо­чешь сде­лать ме­ня стар­шим, то дай мне на­чаль­ный го­род Ро­стов и к нему Вла­ди­мир, или, ес­ли те­бе так угод­но, дай мне Вла­ди­мир и к нему Ро­стов».

Все­во­лод, по­со­ве­то­вав­шись с бо­яра­ми и епи­ско­пом Иоан­ном, ре­шил на­ка­зать непо­слуш­но­го Кон­стан­ти­на – от­дать стар­шин­ство Ге­ор­гию и 14 ап­ре­ля 1212 г. на 64 го­ду жиз­ни скон­чал­ся. Кон­стан­тин оскор­бил­ся на Ге­ор­гия и «воз­дви­же бро­ви своя со гне­вом».

Так сде­лал­ся ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич, по­лу­чив­ший в на­сле­дие неустро­ен­ную зем­лю, борь­бу го­ро­дов и кня­зей и нерас­по­ло­же­ние оби­жен­но­го стар­ше­го бра­та. Уже в сле­ду­ю­щем го­ду Кон­стан­тин, недо­воль­ный по­те­рей стар­шин­ства, воз­бу­дил всю зем­лю Суз­даль­скую и под­нял вос­ста­ние на бра­та Ге­ор­гия.

Обратите внимание

И осталь­ные бра­тья при­ня­ли уча­стие в меж­до­усо­бии. Со­бран­ные ими вой­ска со­шлись под Ро­сто­вом у ре­ки Иш­ни. На сей раз бра­тья по­ми­ри­лись и разо­шлись по сво­им го­ро­дам без бит­вы, так как ве­ли­кий князь, силь­ный ми­ро­лю­би­ем и преду­смот­ри­тель­но­стью, имел сред­ства из­бе­жать кро­во­про­ли­тия.

В дру­гой раз усо­би­цу на­чал Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич, вы­бе­жав­ший из сво­е­го го­ро­да Юрье­ва-Поль­ско­го спер­ва на Во­лок, а от­ту­да на Моск­ву, чтобы от­нять их у Ге­ор­гия. За по­след­не­го стал брат Яро­слав.

Пол­ки Вла­ди­ми­ра бы­ли про­гна­ны дмит­ров­ца­ми, до боль­шой бит­вы де­ло не до­шло, ве­ли­кий князь не по­же­лал мстить на­па­дав­ше­му, и бра­тья опять по­ми­ри­лись.

Князь Яро­слав рассо­рил­ся с нов­го­род­ца­ми, ко­то­рые взя­ли се­бе кня­зем храб­ро­го Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Уда­ло­го; воз­ник­ла но­вая усо­би­ца, в ко­то­рой Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич дол­жен был под­дер­жи­вать Яро­сла­ва, а с нов­го­род­ца­ми со­еди­ни­лись пско­ви­чи, смоль­няне и все сто­рон­ни­ки кня­зя Кон­стан­ти­на Ро­стов­ско­го.

В ап­ре­ле 1216 го­да про­изо­шла Ли­пиц­кая бит­ва (бит­ва на­зы­ва­ет­ся от реч­ки Ли­пи­цы в Юрьев­ском уез­де Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии, близ ко­то­рой она разыг­ра­лась), в ко­то­рой ве­ли­кий князь и его со­юз­ни­ки бы­ли раз­би­ты на­го­ло­ву, и ему при­шлось усту­пить пер­вен­ство бра­ту Кон­стан­ти­ну. Ухо­дя из Вла­ди­ми­ра в Ра­ди­лов – го­ро­док на Вол­ге, Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич мо­лил­ся у от­цов­ско­го гро­ба и со сле­за­ми го­во­рил: «Су­ди Бог бра­ту мо­е­му Яро­сла­ву, что до­вел ме­ня до это­го».

В 1217 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич по­лу­чил от бра­та Кон­стан­ти­на пред­ло­же­ние взять кня­же­ние в Суз­да­ле; а ко­гда 2 фев­ра­ля 1218 го­да ве­ли­кий князь Кон­стан­тин скон­чал­ся, то сле­ду­ю­щий за ним по стар­шин­ству Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич воз­вра­тил­ся на ве­ли­ко­кня­же­ский стол, ко­то­рый за­ни­мал до сво­ей стра­даль­че­ской кон­чи­ны.

От­ме­чен­ные чер­ты смут­но­го со­сто­я­ния Ру­си вы­сту­па­ли во всей си­ле в те­че­ние даль­ней­ше­го прав­ле­ния Ге­ор­гия Все­во­ло­до­ви­ча и при­ве­ли го­су­дар­ство к страш­но­му по­гро­му, из­вест­но­му под име­нем мон­голь­ско­го (та­тар­ско­го) ига.

Нов­го­род­ская воль­ни­ца при­чи­ня­ла ве­ли­ко­му кня­зю ве­ли­кие за­бо­ты и от­вле­ка­ла его си­лы на бес­плод­ную внут­рен­нюю борь­бу.

Важно

По прось­бе нов­го­род­цев он неод­но­крат­но по­сы­лал им в пра­ви­те­ли то сы­на сво­е­го Все­во­ло­да, то шу­ри­на сво­е­го свя­то­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, вы­нуж­дал­ся ид­ти по­хо­дом на зем­ли Нов­го­род­ские и за­ни­мал сво­и­ми пол­ка­ми Тор­жок: по­ряд­ка в Нов­го­ро­де не уда­лось до­стиг­нуть. Меж­ду тем го­су­дар­ство тер­пе­ло от на­бе­гов во­сточ­ных со­се­дей – кам­ских бол­гар и морд­вы. В боль­шом по­хо­де бол­гар в 1220 го­ду по пред­ло­же­нию ве­ли­ко­го кня­зя при­ня­ли уча­стие брат его Яро­слав, кня­жив­ший в Пе­ре­я­с­лав­ле, пле­мян­ник Ва­силь­ко Кон­стан­ти­но­вич из Ро­сто­ва, Му­ром­ский князь Свя­то­слав Да­ви­до­вич и дру­гие. По­ход был удач­ный, но уто­ми­тель­ный. Чтобы за­кре­пить до­стиг­ну­тые успе­хи, ве­ли­кий князь ос­но­вал (в 1221 г.) при устье Оки кре­пость – го­род Ниж­ний Нов­го­род.

За­ло­жен был го­род на Мор­дов­ской зем­ле, а по­то­му по­сле 1221 го­да долж­ны бы­ли воз­ник­нуть и воз­ник­ли осо­бен­но враж­деб­ные дей­ствия со сто­ро­ны морд­вы.

В 1229 го­ду морд­ва при­хо­ди­ла с кня­зем сво­им Пур­га­сом к са­мо­му Ниж­не­му Нов­го­ро­ду и успе­ла сжечь устро­ен­ные здесь Бо­го­ро­диц­кий мо­на­стырь и за­го­род­ную цер­ковь. Про­дол­жа­лась борь­ба и с бол­га­ра­ми. Но глав­ные за­бо­ты ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да вы­зы­ва­лись внут­рен­ней враж­дой кня­зей.

Ве­ли­ко­му кня­зю Вла­ди­мир­ско­му при­хо­ди­лось ве­сти вой­ну с Чер­ни­го­вом и вся­че­ски уми­ро­тво­рять бес­по­кой­но­го бра­та Яро­сла­ва. Глав­ным по­во­дом к раз­до­ру был тот же Нов­го­род, где враж­до­ва­ли сто­ро­на Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го и суз­даль­ская.

Яро­слав под тем пред­ло­гом, буд­то Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать Ми­ха­и­ла в Нов­го­ро­де, воз­бу­дил про­тив ве­ли­ко­го кня­зя его пле­мян­ни­ков Кон­стан­ти­но­ви­чей – Ва­силь­ка, Все­во­ло­да и Вла­ди­ми­ра.

В 1229 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич со­би­рал к се­бе во Вла­ди­ми­ре недо­воль­ных род­ствен­ни­ков и успо­ко­ил их.

За то ско­ро воз­му­тил­ся Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский и вме­сте с кня­зем Вла­ди­ми­ром Ки­ев­ским дви­нул­ся на во­лын­ских кня­зей Да­ни­и­ла и Ва­силь­ка Ро­ма­но­ви­чей, быв­ших в близ­ком род­стве с ве­ли­ким кня­зем, вы­дав­шим за Ва­силь­ка свою дочь. По­ход в Чер­ни­гов­ские во­ло­сти, хо­тя и не со­про­вож­дав­ший­ся бит­ва­ми и по­бе­да­ми, не уве­ли­чил ни рус­ской во­ен­ной си­лы, ни еди­но­ду­шия кня­зей рус­ских, про­тив ко­то­рых уже сто­ял вбли­зи страш­ный враг – мон­го­лы.

Еще под 1229 го­дом на­ши ле­то­пи­си упо­ми­на­ют, что сак­си­ны и по­лов­цы при­бе­жа­ли с ни­зо­вьев Вол­ги к бол­га­рам, го­ни­мые та­та­ра­ми, при­бе­жа­ли и сто­ро­жа бол­гар­ские, раз­би­тые та­та­ра­ми на ре­ке Яи­ке. В 1236 го­ду 300 тыс.

Совет

та­тар под на­чаль­ством Ба­тыя во­шли в зем­лю Бол­гар­скую, со­жгли го­род Ве­ли­кие Бол­га­ры, ис­тре­би­ли всех жи­те­лей и опу­сто­ши­ли зем­лю; а в сле­ду­ю­щем го­ду лес­ною сто­ро­ною с во­сто­ка та­та­ры яви­лись и в пре­де­лах Ря­зан­ских.

Кня­зья Ря­зан­ские, не до­пус­кая та­тар к го­ро­дам, от­пра­ви­лись к ним на­встре­чу в Во­ро­неж и объ­яви­ли: «Ко­гда ни­ко­го из нас не оста­нет­ся, то­гда все бу­дет ва­ше».

Та­кая ре­ши­мость не спас­ла го­су­дар­ства. Раз­роз­нен­ные уде­лы один за дру­гим бы­ли по­ко­ре­ны вра­гом, не встре­тив­шим объ­еди­нен­но­го от­по­ра всей зем­ли.

Крайне тя­же­ло, ве­ро­ят­но, бы­ло на ду­ше у ве­ли­ко­го кня­зя, по­свя­тив­ше­го всю жизнь свою объ­еди­не­нию и внут­рен­не­му ми­ру и те­перь пе­ред страш­ной опас­но­стью ви­дев­ше­го Рус­скую зем­лю раз­де­лен­ной и обес­си­лен­ной. Ря­зань со­жже­на. При­шла оче­редь и столь­но­му Вла­ди­ми­ру. Опу­сто­шив Ря­зан­скую зем­лю, та­та­ры дви­ну­лись к Ко­ломне.

Здесь до­жи­дал­ся их сын ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­лод с бег­лым Ря­зан­ским кня­зем Ро­ма­ном и во­е­во­дой Иере­ми­ей Гле­бо­ви­чем. По­сле креп­кой се­чи ве­ли­ко­кня­же­ское вой­ско по­тер­пе­ло по­ра­же­ние. В чис­ле уби­тых бы­ли князь Ро­ман и во­е­во­да Иере­мия, а Все­во­лод Ге­ор­ги­е­вич успел спа­стись с ма­лой дру­жи­ной бег­ством во Вла­ди­мир.

Та­та­ры шли даль­ше; взя­ли Моск­ву, где уби­ли во­е­во­ду Филип­па Нянь­ку, за­хва­ти­ли кня­зя Вла­ди­ми­ра Ге­ор­ги­е­ви­ча и от­пра­ви­лись с ним к Вла­ди­ми­ру.

Ве­ли­кий князь оста­вил здесь сво­их сы­но­вей Все­во­ло­да и Мсти­сла­ва с во­е­во­дой Пет­ром Ос­ля­ду­ко­ви­чем, а сам с тре­мя пле­мян­ни­ка­ми Кон­стан­ти­но­ви­ча­ми по­ехал на Вол­гу и стал на ре­ке Си­ти.

По­том, оста­вив здесь во­е­во­ду Жи­ро­сла­ва Ми­хай­ло­ви­ча, от­пра­вил­ся по окрест­ным во­ло­стям со­би­рать рат­ных лю­дей, под­жи­дал и бра­тьев Яро­сла­ва и Свя­то­сла­ва. Меж­ду тем та­та­ры быст­ро дви­га­лись впе­ред.

Обратите внимание

Ско­ро к ве­ли­ко­му кня­зю на Си­ти бы­ла при­не­се­на страш­ная весть: его сын князь Вла­ди­мир убит, дру­гой князь – Все­во­лод, по­няв­ши, что си­лой го­ро­да не от­сто­ять, вы­шел к Ба­тыю с да­ра­ми и был так­же умерщ­влен, Мсти­слав с ча­стью жи­те­лей пы­тал­ся укрыть­ся в ста­ром го­ро­де и был убит та­та­ра­ми.

Епи­скоп Мит­ро­фан, ве­ли­кая кня­ги­ня с до­че­рью, сно­ха­ми и вну­ча­та­ми, дру­гие кня­ги­ни со мно­же­ством бо­яр и про­стых лю­дей за­пер­лись в Успен­ском со­бо­ре на хо­рах. Та­та­ры от­би­ли две­ри, цер­ковь огра­би­ли, а быв­ших там со­жгли вме­сте с цер­ко­вью. Пе­ред смер­тью мно­гие при­ня­ли ино­че­ский об­раз от епи­ско­па Мит­ро­фа­на.

Вы­слу­шав скорб­ную по­весть, ве­ли­кий князь за­пла­кал. «Гос­по­ди, Бо­же мой! – взы­вал он. – Ис­пы­та­ние, То­бою нис­по­слан­ное, тя­же­ло мне! Ты ли­шил ме­ня, как неко­гда Иова, все­го, что у ме­ня бы­ло. Же­на и де­ти мои по­гиб­ли. Взя­ты То­бою и лю­ди, вве­рен­ные То­бою же мо­ей дер­жа­ве.

Что же де­лать мне? Со­гре­ши­ли мы пред То­бою, Гос­по­ди, и Ты сми­рил нас: пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди, и пра­вы су­ды Твои о нас. Но эта кровь мно­же­ства лю­дей, не по­вин­ных в на­ших гре­хах? Гос­по­ди, Гос­по­ди! Ты при­звал к Се­бе это мно­же­ство но­вых му­че­ни­ков: поч­то же ме­ня еди­но­го со­хра­нил по­срам­лен­ным? Все­ми­ло­сти­ве Гос­по­ди! Не ли­шай и ме­ня, греш­но­го и недо­стой­но­го, Тво­е­го уча­стия в их сла­ве, спо­до­би и ме­ня по­стра­дать со Хри­стом, как они по­стра­да­ли, ра­ди име­ни Тво­е­го свя­то­го, От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха. Но да бу­дет во­ля Твоя свя­тая, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки. Аминь».

Мо­лит­ва укре­пи­ла его, и князь стал спо­кой­но го­то­вить­ся к бит­ве и к смер­ти. Во­е­во­да До­ро­жа с трех­ты­сяч­ным от­ря­дом по­слан был раз­уз­нать о непри­я­те­ле; но он ско­ро воз­вра­тил­ся и до­нес, что та­та­ры уже обо­шли рус­ское вой­ско кру­гом.

То­гда князь сел на ко­ня и вме­сте с бра­том Свя­то­сла­вом и тре­мя пле­мян­ни­ка­ми вы­сту­пил про­тив вра­гов. Про­изо­шла страш­ная се­ча, рус­ские пол­ки по­бе­жа­ли, и ве­ли­кий князь был убит. Та­та­ры от­сек­ли ему го­ло­ву.

Мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на, он пал как доб­рый во­ин, как му­че­ник за ве­ру и Русь Пра­во­слав­ную.

Как бу­ря, про­нес­лось вра­же­ское вой­ско, оста­вив за со­бою по­ле, по­кры­тое тру­па­ми. Недол­го спу­стя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл. Путь его ле­жал неда­ле­ко от Си­ти. Ар­хи­пас­тырь за­шел сю­да, чтобы воз­не­сти свои мо­лит­вы к Бо­гу об упо­ко­е­нии душ за ве­ру и оте­че­ство пав­ших во­и­нов.

Важно

Сре­ди мно­же­ства мерт­вых тел свя­ти­тель узнал по ве­ли­ко­кня­же­ско­му оде­я­нию те­ло ве­ли­ко­го кня­зя Ге­ор­гия, но ту­ло­ви­ще его ле­жа­ло без го­ло­вы. С бла­го­го­ве­ни­ем взял он те­ло кня­зя, при­нес его в Ро­стов и здесь при ве­ли­ком пла­че на­ро­да, от­пев обыч­ные по­гре­баль­ные пе­ния, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном Бо­го­ро­дич­ном хра­ме.

Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и гла­ва кня­зя-стра­даль­ца, при­не­се­на и при­ло­же­на к те­лу. Но­вый ве­ли­кий князь, брат по­чив­ше­го, Яро­слав Все­во­ло­до­вич, устро­ив­шись во Вла­ди­ми­ре, очи­стив от тру­пов и воз­об­но­вив церк­ви, в 1239 го­ду по­слал в Ро­стов за те­лом бла­го­вер­но­го Ге­ор­гия.

Чест­ные остан­ки ве­ли­ко­го стра­даль­ца воз­ле Вла­ди­ми­ра встре­тил мит­ро­по­лит Ки­рилл II со всем ду­хо­вен­ством, ве­ли­кий князь Яро­слав с бра­том Свя­то­сла­вом и детьми, со все­ми бо­яра­ми и все­ми жи­те­ля­ми Вла­ди­ми­ра от ма­ла до ве­ли­ка. При ви­де гро­ба раз­дал­ся об­щий плач и ры­да­ния, за­глу­шав­шие цер­ков­ное пе­ние.

Гроб был по­ло­жен в со­бо­ре Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где ле­жал и Все­во­лод, отец кня­зя Ге­ор­гия. Див­ный во свя­тых Сво­их Гос­подь бла­го­во­лил уте­шить серд­ца рус­ско­го на­ро­да, явив в бла­го­вер­ном кня­зе Ге­ор­гии Сво­е­го угод­ни­ка.

Все быв­шие при пе­ре­не­се­нии те­ла уви­де­ли пре­слав­ное чу­до: гла­ва свя­то­го Ге­ор­гия, от­се­чен­ная та­тар­ским ме­чом, при­рос­ла в гро­бе к те­лу, так что не вид­но бы­ло на те­ле и сле­да от­се­че­ния ее, но все со­ста­вы бы­ли це­лы и нераз­луч­ны.

Ка­мен­ный гроб, в ко­то­ром бы­ли по­ло­же­ны мо­щи свя­то­го Ге­ор­гия, уста­нов­лен в воз­гла­вии гроб­ниц с те­ла­ми его сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра. В этом гро­бе те­ло пре­бы­ва­ло до 1645 го­да, ко­гда об­ре­те­но бы­ло нетлен­ным и пе­ре­ло­же­но в среб­ро­по­зла­щен­ную гроб­ни­цу, устро­ен­ную пат­ри­ар­хом Иоси­фом, пи­тав­шим осо­бен­ное ува­же­ние к это­му свя­то­му.

Источник: https://azbyka.ru/days/sv-georgij-jurij-vsevolodovich-vladimirskij

Ссылка на основную публикацию