Штурм киева 1943 года кратко

Освобождение Киева: о потерях и дате 7 ноября

Рано утром 6 ноября 1943 года усилиями 1-го Украинского фронта под командованием генерала Николая Фёдоровича Ватутина Киев был освобождён от немецко-фашистских захватчиков. Эта дата, особенно сегодня, вызывает массу спекуляций и порождает немало мифов, как правило, антисоветской направленности, призванных всячески очернить тот подвиг нашего народа.

Основные темы для спекуляций — это потери советской армии при форсировании Днепра и освобождении Киева, а также дата 7 ноября, к которой Иосиф Сталин якобы приказал взять город любой ценой.

О потерях сторон я уже писал.

Позволю себе лишь повторить основные тезисы.

Антисоветские пропагандисты, говоря о потерях нашей армии, спекулируют цифрами, называя от 400 тысяч до миллиона погибших, которых безжалостная сталинская рука бросила на Киев. При этом немцы и их союзники, находясь в куда более выгодных условиях, держа оборону на крутых и недоступных берегах Днепра, потеряли всего от 100 до 400 тысяч человек.

Обратите внимание

На самом деле всё обстоит несколько иначе. Всего захваченный Киев обороняли более 600 тысяч человек. Большинство историков сходятся в цифрах, что потери немцев и их союзников составили около 400 тысяч человек, тогда как у РККА — 418 тысяч.

Немецкий фельдмаршал Эрих Манштейн вспоминал, что более высокие потери РККА объективны и объясняются её атакующими действиями. О том, что «Киев забросали трупами», не говорили даже наши враги.

Нашим солдатам приходилось форсировать более полукилометра водной поверхности Днепра, преодолевать воздвигнутые валы, будучи всячески стеснёнными в манёврах из-за особенности местности. Если же учитывать, что потери обороняющейся стороны, как правило, в два раза меньше, чем у атакующей, операцию по освобождению Киева можно назвать выдающейся.

Теперь — миф о дате 7 ноября. Начнём с того, что доказательств существования подобного приказа Иосифа Сталина не существует в природе, как и самого приказа. Но разговоры, в том числе и в СМИ, продолжаются.

Днепр был последним стратегическим оборонительным рубежом Адольфа Гитлера, на который он перебросил силы даже с Западного фронта. И если брать общий темп освобождения Украины, Киевская наступательная операция никак не выбивается из общего порядка.

То есть никто никого трупами не закидывал — был ожесточённый бой двух армий, результат которого был заранее предрешен, ведь после Курской битвы вектор развития событий уже ничто не могло изменить.

Если бы немцы и их союзники оборонялись не столь фанатично, всё могло закончиться ещё быстрее.

Отыскал у себя книгу «В битве за Киев 1943-1983», выпущенную в киевском издательстве «Молодость» тридцатитысячным тиражом. Учитывая, что ни о каком «культе личности» в то время речи быть не могло, тем интереснее показания свидетелей, приведённые в книге. Зачастую они разрывают шаблоны.

Важно

Приведу воспоминания лишь одного человека —  маршала Кирилла Москаленко, человека поучаствовавшего в захвате власти Никитой Хрущёвым после смерти Иосифа Виссарионовича. Такому человеку должен поверить даже самый отъявленный антисоветчик.

Так, Кирилл Москаленко, наоборот, сетует на слишком низкие темпы операции, говоря о том, что между форсированием Днепра и наступлением на Киев с занятых плацдармов прошло целых двадцать дней, и за это время противник перебросил для обороны крупные силы.

Он же жалуется, что «Ставка отменила намеченное командованием фронта на 16 октября наступление и потребовала подготовить новую операцию с предварительным сосредоточением необходимых сил и средств».

Эта отсрочка стала решающей и позволила избежать больших жертв.

В своих мемуарах Кирилл Москаленко описывает диалог Николая Ватутина с Иосифом Сталиным 23 октября, о котором ему поведал сам генерал.

Так, Верховный Главнокомандующий раскритиковал идею продолжать наступление с Букринского плацдарма, где, учитывая пересечённость местности, было невозможно эффективное танковое маневрирование. К тому же враг уже успел стянуть на ближайшую возвышенность ударные силы, что привело бы к дополнительным потерям с нашей стороны.

Именно на той встрече Иосиф Сталин принял ключевое решение, предложив атаковать врага с Лютежского плацдарма. Что и было сделано: туда перебросили советские войска. 

Перегруппировка сил тоже проходила в сжатые сроки, но не потому, что Москва спешила освободить Киев к празднику, в данной ситуации время играло как раз против советских солдат, ведь противник с каждым днём стягивал на место будущей битвы всё большие силы.

По воспоминаниям Кирилла Москаленко, намеченное на 2 ноября наступление было отсрочено на сутки для «накопления необходимого количества боеприпасов».

Совет

Он отмечает, что «каждый лишний день давал противнику возможность маневрировать силами».

Уже 5 ноября, по его воспоминаниям, «мы добились решающего перелома в наступлении: наши соединения уничтожили противника в опорных пунктах на западной и северно-западной окраинах Киева и стремились быстрее прорваться к центру города, чтобы предотвратить его разрушение противником».

7 ноября «Красная звезда» написала: «Германия слышит звон похоронного колокола. На неё надвигается лавина».

Источник: https://fraza.ua/column/264034-osvobozhdenie-kieva-o-poterjah-i-date-7-nojabrja-

Битва за Киев: Красный от крови Днепр и 2500 Героев

6 ноября 1943 года советские войска освободили столицу Украины.

Историки называют бои за Киев одними из самых кровопролитных за всю Великую Отечественную войну. До сих пор не утихают споры по поводу того, сколько солдат сложили свои головы, освобождая Киев, и можно ли было выгнать фашистов с меньшими потерями. Но специалисты едины во мнении, что эта битва стала проявлением настоящего патриотизма советских людей. 

ВЗЯТИЕ ПРИУРОЧИЛИ К ГОДОВЩИНЕ РЕВОЛЮЦИИ

Немецкое командование считало Киев одним из ключевых и решающих направлений боевых действий в 1943 году. Понимали это и в Ставке Верховного Главнокомандования.

Но для того, чтобы освободить украинскую столицу и тем самым остановить наступление немцев, сначала надо было форсировать Днепр, что являлось не такой уж простой задачей. Времени на разработку детального плана не было.

Не секрет, что тогда партийное руководство приурочивало то или иное событие к какой-нибудь знаменательной дате. Очевидно, и на этот раз был отдан приказ — взять Киев к 7 ноября, годовщине революции.

Карта Киевской наступательной операции.

— Понимая, насколько важна эта победа, ставка ВГК приняла решение присвоить звание Героя Советского Союза каждому, кто первым переплывет Днепр и закрепится на другом берегу, — рассказал «КП» Владимир Симперович, старший научный сотрудник Национального музея истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. — За форсирование Днепра и освобождение Киева медалью «Золотая Звезда» были награждены свыше 2500 советских воинов. 

Во время оккупации фашисты хотели возобновить занятия в университете им. Шевченко (фото вверху).

БУКРИНСКИЙ ПЛАЦДАРМ

Во время подготовки Киевской наступательной операции первоначально был выбран план генерала Ватутина. По нему предполагалось, что силы Воронежского (1-го Украинского фронта) форсируют Днепр южнее столицы в районе Букринской излучины. 

Именно там в ночь на 22 сентября 1943 года передовые отряды фронта форсировали реку. Но противник, раскрыв планы советского командования, сконцентрировал на этом участке огромные силы. Неоднократные попытки начать наступление с Букринского плацдарма в октябре 1943 года успеха не принесли.

В телеграммах, которые командование отправляло в Ставку, говорилось, что местность для переправы очень плохая: танки вязнут в песке, а это затрудняет движение. Гитлеровцы же основательно закрепились на правобережных высотах. Наступление в этом месте было большой стратегической ошибкой.

Киевляне встречают освободителей на главной улице города. Интересная деталь — танки английские.

— Осознавать это начали после того, как за полтора месяца наши так и не смогли перейти Днепр на этом участке, — рассказали «Комсомолке» в Национальном музее-заповеднике «Битва за Киев в 1943 году». — Неся большие потери, командование решает изменить направление наступления.

В общей сложности, по разным данным, при попытке переправиться через реку возле Букрина свои головы сложили более 250 тысяч советских солдат.

Впрочем, никто до сих пор не может сказать, сколько именно там погибло защитников родины, и по сей день специально созданные историками поисковые группы находят останки убитых солдат в этой местности.

Вникнув в ситуацию, советское командование принимает решение перенести наступление севернее Киева и переправиться через Днепр неподалеку от населенного пункта Лютеж.

Пленные немцы на Крещатике.

24 октября 1943 года туда выдвинулись части 3-й Гвардейской танковой армии Рыбалко. Делалось все скрытно, так как по задумке советских военачальников немцы не должны были знать об изменении направления удара.

Ставка пыталась выиграть время и не дать врагу перегруппироваться. На Букринском направлении специально оставили часть войск, соорудили макеты танков, орудий и вели переговоры на старых радиочастотах.

Солдаты, по сути, находившиеся там для отвода глаз, даже не подозревали, что направление удара перенесено.

— Они до последнего пытались взять правый берег Днепра! Запрашивали поддержку, боеприпасы, вызывали огонь на себя, не зная, что обращаются в никуда, — объясняют работники музея «Битва за Киев в 1943 году».  

КРОВАВАЯ ПЕРЕПРАВА

Обратите внимание

А в нашей Ставке как раз и рассчитывали на то, что противник не успеет перебросить свои силы к Лютежу. Этот участок был выбран неслучайно — там раньше было самое узкое место Днепра, шириной всего лишь 200 метров.

Правда, сегодня увидеть участок, где осуществлялась переправа, невозможно: эти территории затопили при строительстве дамбы.

Теперь там плещутся волны Киевского водохранилища, а расстояние от левого до правого берега составляет 30 км. 

В 1943-м заветные 200 метров удалось преодолеть с большим трудом. Как вспоминают участники событий, из 20 тысяч человек, которые пытались переплыть реку, добирались всего 5 тысяч…

27 октября Днепр начали форсировать подразделения 240-й стрелковой дивизии, но удача улыбнулась только взводу сержанта Нефедова. Он закрепился на правом берегу и, несмотря на малочисленность своего отряда, прикрывал переправу своих товарищей.

Когда на берегу Днепра в районе Лютежа сконцентрировалась большая часть советской пехоты, начали переправлять танки. Поскольку времени на сооружение плотов не было, пришлось полностью задраить в машинах все щели и переходить по дну реки.

Задумка удалась: уже 3 ноября по правому берегу на Киев шли наши танки, а немцы с незначительными боями стали отходить — сначала к столице, а потом дальше, по направлению к Житомиру. 

Сначала Днепр пытались форсировать на Букримском плацдарме.

«МУЗЫКАЛЬНО-СВЕТОВОЕ» НАСТУПЛЕНИЕ

Бои на окраинах Киева разгорелись рано утром 3 ноября 1943 года. Неоценимую помощь наземным войскам оказала 2-я Воздушная армия генерал-лейтенанта авиации Красовского. Перед наступлением в ночь на 3 ноября легкие ночные бомбардировщики совершили 207 вылетов с целью уничтожения противника в районах Горянки и Пущи-Водицы.

Затем после мощной сорокаминутной артиллерийской подготовки танки вместе с пехотой и артиллерией стремительно двинулись на столицу. Как рассказывает Владимир Симперович, удары нашей артиллерии были такими сильными, что оборона противника в пригороде Киева была разнесена в пух и прах.

Вот что пишет в своих мемуарах о нюансах артподготовки генерал-полковник Кирилл Москаленко: «Для того, чтобы противник не уловил момента ее (артподготовки. — Ред.

) окончания и начала, поддержки атаки пехоты и танков, нами был разработан специальный график артиллерийского наступления, имевший одну особенность. Она состояла в том, что огневой налет по переднему краю и ближайшей глубине обороны противника был коротким, всего лишь трехминутным.

Вместо заключительного огневого налета в последние пять минут артиллерийской подготовки по тем же целям был произведен залп всех частей полевой и реактивной артиллерии и орудий, стрелявших прямой наводкой. Тут-то и дала о себя знать созданная нами высокая плотность артиллерии.

Оборона противника была буквально сметена». Как вспоминают ветераны, такой же мощный уровень артподготовки был зафиксирован лишь при взятии Берлина!

Важно

Тем временем, к утру 4 ноября, танкисты генерала Шутова уже прошли лес в районе Пущи-Водицы. Правее, в районе Куреневки, начали движение части танковой армии генерала Рыбалко.

— Взятие Киева началось в ночь с 4 на 5 ноября, причем танки шли с зажженными фарами и включенными сиренами, чтобы оказать на противника психологическое воздействие, — делится Владимир Симперович.

— Фашисты не ожидали такого стремительного натиска, но оказывали мощное сопротивление на подступах к городу.

Утром 5 ноября нашим войскам удалось овладеть районом Святошино, перекрыв немцам пути отступления по Житомирской трассе.

Тем временем в районе Приорки (нынешняя Куреневка) наступала 1-я Чехословацкая отдельная бригада под командованием полковника Людвика Свободы. Опасаясь окружения, противник 5 ноября начал оставлять город. В ночь с 5 на 6 ноября танкисты Шутова уже ехали по улицам Киева. 

Здание ЦУМа в годы войны уцелело чудом (фото вверху).

НАПРАВЛЕНИЕ — ЦЕНТР

Советские войска стремительно продвигались по Брест-Литовскому проспекту (теперь — проспект Победы) в сторону центра. Миновали нынешние Нивки, затем в районе Шулявки свернули к линии скоростного трамвая, а оттуда вышли на бульвар Шевченко.

Конечной остановкой был Крещатик, где позднее, 6 ноября, над зданием ЦК КП(б)У (ул. Десятинная, 2) подняли красный флаг. Именно в этот день Киев был полностью освобожден от фашистов.

Участвовали в боях и разведчики, двигавшиеся в центр через Лукьяновку и ул. Артема. Они очищали Киев от небольших групп противника в районе Сырца и до Полевой, а оттуда через Воздухофлотский проспект прошли на городской вокзал и далее — в Голосеевский район.

Кстати, между Сырцом и проспектом Победы есть небольшая улица — Танковая.Именно по ней в столицу ворвались первые танки со стороны Пущи-Водицы. 

ДОСЛОВНО

Генерал-полковник Кирилл Москаленко в своих мемуарах так описывает появление советских войск в столице Украины: 

«И вот мы уже в Киеве. Вокруг шли бои, гремела артиллерия, пылали дома, среди которых я с болью увидел и здание университета, подожженное гитлеровцами. Да, еще шла борьба, ожесточенная, кровопролитная.

Двигаясь вслед за танками, мы добрались наконец по бульвару Шевченко до Крещатика. Там нас неожиданно встретили большие группы восхищенных, сияющих киевлян.

Вокруг рвались снаряды, свистели пули, а жители города плотным кольцом окружили наши машины и бурно выражали свою радость».

ЦЕНА ПОБЕДЫ

Убитых никто не считал 

Совет

До сих пор историки спорят, можно ли было освободить Киев, избежав столь многочисленных жертв. Официальная статистика говорит о 417 тысячах погибших при форсировании Днепра и взятии столицы Украины. Но сколько именно людей сложило голову в операции, наверное, никто и никогда не узнает.

Дело в том, что при наступлении на город советское командование отдало полевым военкоматам приказ мобилизовать мужское население не старше 50 лет во всех освобожденных населенных пунктах. Понятно, что после взятия Киева никто пересчетом погибших не занимался.

Читайте также:  Краткое содержание отечественной войны 1812 года

Да и как можно было их подсчитать, когда, по свидетельствам очевидцев, Днепр покраснел от крови, а тела, словно каменная стена, останавливали воду?..

Многие исследователи Великой Отечественной уверяют, что таких больших жертв можно было избежать. Маршал Константин Рокоссовский, который возражал против наступления в одном направлении, предлагал форсировать Днепр на всех плацдармах одновременно, рассеяв таким образом врага по линии фронта. Если бы его план был принят, то Киев вызволили бы намного раньше и ценой меньших потерь.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ: СООТНОШЕНИЕ СИЛ


Бои на окраинах Киева, да и в самом городе, назвать ожесточенными и кровавыми, по мнению историков, трудно. Залить землю кровью военное руководство успело при форсировании Днепра. Тем не менее о сложности операции можно судить по докладу генерала Ватутина:

«Москва, тов. Сталину.

Докладываем:

Для непосредственной обороны Киева противник сосредоточил шесть пехотных дивизий (68, 75, 82, 88, 223 и 323 п.д.

) с частями усиления — 385 учебный батальон, 101 и 109 артполки резерва главного командования, 1 учебный минометный полк тяжелых метательных аппаратов, 618 дивизион противотанковой обороны, 202 дивизион штурмовых орудий, 11 и 12 отдельные штурмовые роты.

С начала нашего наступления в район Киева противник подтянул 5 и 7 танковые дивизии (с общим количеством до 150-170 танков) и 20 моторизованную дивизию из резерва.

Против ударной группы 60-й армии противник имел шесть пехотных дивизий (183, 208, 217, 291, 327 и 340 пехотные дивизии) с частями усиления — 231 артполк и 276 дивизионов штурмовых орудий резерва главного командования и 4.11.43 г. подтянул 8 танковую дивизию (80 танков).

Для прикрытия Киева с севера противник построил три укрепленные полосы обороны с развитой системой инженерных укреплений. Каждая полоса обороны имела окопы полного профиля с ходами сообщений, противотанковые рвы, проволочные заграждения, лесные завалы и минные поля.

В ходе боев за Киев войска 1 Украинского фронта разбили 68, 75, 82, 88, 323, 340, 183, 217 и 327 пехотные дивизии, 20 мотострелковую и 7 танковую дивизии, которые потеряли до 60-70% личного состава и большую часть материальной части. В боях подбито и сожжено до 100 танков, захвачено до 1300 пленных. Захвачены большие трофеи — склады боеприпасов, вооружения и снаряжения, подсчет которых продолжается.

Ватутин

5.11.43 г. 21.40»

ВАЖНО

Оккупация Киева продолжалась 778 дней. За это время гитлеровцы уничтожили свыше 195 тысяч жителей. Более 100 тыс. киевлян были угнаны на каторжные работы в Германию. Большой город, в котором до войны насчитывалось 900 тысяч человек, почти опустел. 

Источник: https://kp.ua/kiev/251322-bytva-za-kyev-krasnyi-ot-krovy-dnepr-y-2500-heroev

Битва за Киев в 1943-м году. Как это было?

Киевская наступательная операция была частью битвы за Днепр, которая длилась несколько месяцев. Наравне с Курской битвой, она считается одной из самых важных и кровопролитных в истории Второй мировой войны.

С обеих сторон принимало участие около 4 миллионов человек, длина фронта составляла 750 км. В августе 1943 г.

 немцы начали строить линию оборонительных сооружений «Восточный вал», солдатам объявили приказ Гитлера: «Любой отступающий будет расстрелян».

Обратите внимание

Красная армия освободила много городов и сел в восточных индустриальных районах Украины и постепенно начала подходить к Киеву. В сентябре 1943 года войска Воронежского фронта (в октябре переименованного в 1-й Украинский фронт) начали наступление. Ставка Высшего Командования дала приказ освободить город к 26-й годовщине Октябрьской революции.

Бои велись в крайне сложных условиях, военные силы были практически одинаковыми, превосходство Красной Армии было только в танках, но не намного — в 1,6 раза.

Большая часть советских войск была сосредоточена на 80 км южнее Киева, в районе Букринского плацдарма, а вспомогательные части находились севернее, возле поселка Лютеж. Войска 38-й армии закрепились здесь, образовав плацдарм длиной 15 км и глубиной более 10 км.

Командование дважды предприняло попытки наступления со стороны Букрина, но безрезультатно. Рельеф пересечения реки был сложный, особенно для танковой армии Рыбалко.

24 октября было принято решение о переводе войск на Лютежский плацдарм, поэтому там начали проводить подготовительные укрепительные работы.

Перевод войск, а именно — 7-го артиллерийского корпуса, 3-й гвардейской танковой армии, 23-го стрелкового корпуса, проводили тайно, немецкие самолеты-разведчики этого не заметили.

Маневр был проведен на высочайшем уровне, ведь технику пришлось переводить на расстояние 130−200 км в условиях осенней непогоды и бездорожья. В основном двигались ночью либо рано утром, когда был густой туман. На местах прежней дислокации устанавливали макеты, чтобы ввести противника в заблуждение.

С Лютежского плацдарма 3 ноября 1943 года советские войска начали решающую наступательную операцию на Киев. Наступление усложняли погодные условия — шел дождь, но солдаты двигались вперед и днем, и ночью.

Важно

В полночь 6 ноября первый танковый батальон Якушева вошел в центр города, о чем была сделана надпись на одном из домов. В 4 часа сопротивление немцев было сломлено.

Спустя несколько дней немецкий командующий Манштейн попытался нанести контрудар, но был разбит.

За форсирование Днепра 2438 солдат получили звание Героя Советского Союза, что составило почти 20% от общего количества Героев, в целом 17500 человек получили различные награды.

Касательно потерь военного состава Красной Армии, то до сих пор эта тема остается открытой и дискуссионной.

В различных источниках упоминаются разные цифры, которые часто копируются из официальных советских сводок, скрывавших реальные потери.

Раньше не писали о том, что часто новобранцев отправляли под шквальный пулеметный огонь без оружия, используя как пушечное мясо: большинство погибало в первом же бою.

Очевидцы писали о том, что вместо традиционных криков «Ура!» они кричали: «Мама! Боже! Помогите!» А новобранцы — это те, кого набирали из освободившихся городов и сел, очень часто 16−18-летние ребята.

Всех, кто жил на оккупированных территориях, считали предателями, которые должны были кровью смыть свой «позор». На фронте таких людей называли «черной пехотой», или «пиджачниками», потому что у них не было даже военной формы.

Считают, что во время битвы за Киев было мобилизировано 300 тысяч новобранцев, из которых погибло 250−270 тысяч человек. Общие же потери составили 380−400 тысяч человек, причем многие из солдат просто утонули…

Совет

В селе Новые Петровцы во время битвы находился командно-наблюдательный пункт генерала Н. Ватутина, поэтому после войны там был создан музей.

Сейчас там можно увидеть военную технику, блиндажи, командно-наблюдательные пункты Н. Ватутина, К. Москаленка, Н. Хрущева, П. Рыбалко.

Конечно же, 6 ноября здесь проводятся мероприятия, посвященные освобождению города. Не хочется говорить — празднования, скорее это день памяти.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/57856/

Битва за Киев (это была страшная мясорубка)

Это было Освобождение. Какие бы исторические факты не всплывали спустя десятилетия после 6 ноября 1943 года, когда советские войска вошли в Киев, главной оценкой всегда будут свидетельства киевлян, переживших два года оккупации. А все они вспоминают тот день как день освобождения.

Это было Освобождение. В первый год немецкой оккупации так считали не все.

Были и националисты-эмигранты, приехавшие в Киев за немецкой армией, которые хотели строить независимую Украину «под руководством Великой Германии».

Поэтесса из ОУН Елена Телига в своих статьях осенью 1941-го называла «освобождением» взятие Киева нацистами. Какое это было «освобождение», она поняла, когда немцы расстреляли ее в Бабьем Яру.

Освобождение столицы стоило дорого. Разные источники называют от 380 до 417 тысяч убитых советских солдат и такие же потери у немцев. Часто звучит предположение, что столь дорогая цена была заплачена за стремление генералов сделать «подарок Сталину», освободив Киев к 7 ноября — празднику Октябрьской революции.

Возражать сложно — к 7 ноября столицу действительно освободили. И «подарком Сталину» это стало, так как Киев — самый большой советский город, завоеванный немцами во время Великой Отечественной.

То, какое значение Сталин придавал его освобождению, подтверждается одним фактом: сразу после вступления в Киев Красной армии был учрежден главный орден войны — орден Победы. Однако при этом ни в одном серьезном историческом исследовании о «дорогой цене» освобождения Киева не говорится.

Бывший генерал штаба вермахта Типпельскирх в считающейся образцовой (при этом не лишенной симпатий к Германии) «Истории Второй Мировой войны» пишет, что немцы специально отступали к Днепру, стремясь создать на его правом берегу неприступный Восточный вал.

И если бы этот вал не был проломлен сходу, пока вермахт не укрепился на Днепре, его взятие обошлось бы еще дороже. В результате Киевской наступательной операции, по признанию Типпельскриха, «немецкий фронт был прорван».

В 1943-м советские газеты не писали о том, что Киев взят к празднику Октября. Тогда причина быстрого наступления называлась иная — не дать немцам разрушить всю столицу.

Обратите внимание

Справедливости ради стоит отметить, что советская власть тоже не щадила столицу — отдавая город немцам, она взорвала половину Крещатика и Успенский собор Киево-Печерской лавры.

Однако то, что осталось целым — это следствие той самой «дорогой цены», заплаченной за Освобождение.

«Правда», 9 ноября 1943

«Товарищу Сталину. На рассвете 6 ноября 1943 года войска 1-го Украинского фронта освободили от немецких оккупантов город Киев… Нашим метким и исключительно мощным артиллерийским огнем была сразу подавлена артиллерия противника, что дало возможность развить стремительное наступление нашей пехоты и танков.

Немцы, боясь полного окружения их в городе Киеве, в панике бежали из города и не успели сжечь и взорвать город Киев, как это было сделано с Полтавой и другими городами Левобережной Украины. Но несколько значительных объектов противник все же успел взорвать и поджечь.

Сгорели Киевский университет, Дом Обороны, городская публичная библиотека, электростанции, взорваны два цеха завода «Большевик», хлебозаводы, водопроводное хозяйство, все мосты, путепроводы и ряд больших жилых зданий.

Почти все театры города уцелели. Ранее сгорели: цирк, театр Красной Армии, театр юного зрителя и все кинотеатры, находившиеся в центральной части города. Немцы ограбили почти все дома в городе, из некоторых (здания ЦК КПб)У, Верховного Совета УССР) вывезены даже дверные ручки, вытащены подоконники, двери, оконные рамы и вырезаны мраморные плиты…

Немцы производили массовые расстрелы людей, укрывавшихся от угона. На Подвальной улице, в Михайловском и Фруктовом переулках нашли много трупов жителей, пытавшихся укрыться от немцев. Немцы их расстреливали и сжигали… Н. Хрущев. 1943 г. 8 ноября».

«Комсомольская правда», 11 ноября 1943

«Бесноватый враг хотел онемечить Киев. «Смотрите, люди, смотрите!» — говорят киевляне, показывая на вывеску «Дейтше гаул». В этом доме на Подоле был пионерский клуб. Немцы превратили его в притон.

«А это видели?» — спрашивают люди, указывая на золоченую надпись над аркой прославленного киевского стадиона: «Дейтше стадион».

Немцы искали по спискам киевских футболистов, находили их и расстреливали, — расстреливали всех до одного, чтобы не осталось в городе украинцев и русских, которым потребовался бы стадион, чтобы стадион стал немецким».

«Нью-Йорк Таймс», 30 ноября 1943

«Немцы хозяйствовали в Киеве более двух лет. Город выглядит уничтоженным. Из 1 миллиона населения осталось 75 000. И все-таки это лучший город России.

То, что город уничтожен, неудивительно, удивительно, что он уничтожен не весь, поскольку немцы имели время и план его полного уничтожения. Это объясняется тем, что немцы не хотели его сдавать и потому не уничтожали во время оккупации.

Важно

А когда были вынуждены сдать, уже не имели времени, потому что Красная армия получила приказ быстро взять Киев, чтобы не допустить его полного уничтожения.

Разрушение было произведено в ночь с 5 на 6 ноября. Тогда были взорваны динамитом все пригородные фабрики, городские учреждения, резиденции на Крещатике, на Красноармейской улице, на бульваре Шевченко и в районе университета. Из зданий университета похищены книги и музейные собрания, а потом их разрушили, но не полностью.

Много уничтожено еще в 1941 м. Церковь св. Софии XI столетия, вместе с чудотворным образом Пречистой Девы, не уничтожена, зато разрушена Печерская Лавра с Успенской кафедрой.

После бегства немцев советская власть начала восстанавливать город. Появилась газета «Правда» с приложением на украинском языке, разрешены частные предприятия, в основном рестораны, а советский банк даже одалживает на это деньги.

Профессор Владимир Артоболевский говорит, что после занятия Киева немцами в августе 1941 г. немцы разрешили преподавать в украинском университете и в украинских гимназиях, но потом все это закрыли, оставив лишь немецкие школы».

«Нью-Йорк Гералд Трибюн», 1 декабря 1943

«С общественной, духовной и физической точки зрения сегодняшний Киев — только тень Киева довоенного.

В течение своей долгой, часто бурной истории нынешняя столица Украины переходила из рук одного победителя в руки другого, в сотый раз пережила польское нападение Пилсудского в 1920 году.

Но никогда перед этим оккупант не высасывал из него столько крови, как это сделали немцы за два года и шесть недель своего последнего господства. Когда я проходил по серым и спокойным улицам, я видел лишь несколько пешеходов — и практически совсем не видел детей.

Я не мог поверить, что это тот самый Киев, который я посещал перед войной. Даже во времена самого жестокого гнета советского режима, то есть в период первой пятилетки и нехваток, принесенных ею, Киев все-таки был самым оживленным городом России.

Из миллиона жителей осталось только 25 000 на момент бегства немцев. Теперь люди уже стягиваются с окраин и из подземелий. Они обыскивают каждый разрушенный дом, нет ли в нем мин, и начинают обустраивать жилье. Воду носят ведрами из Днепра или из каких-то колодцев.

Совет

Не полностью уничтоженные дома освещают керосиновыми лампами или простыми свечами, потому что электростанции и газовые станции уничтожены. Нет нигде центрального отопления.

Читайте также:  Эпоха крестовых походов - историческое значение, плюсы и минусы, участники и цель

Для обогрева люди собирают деревянные обломки на улицах и носят их охапками в дома, чтобы разжечь огонь в помещениях без окон и дверей. Нигде в селах не увидишь такой примитивной сельской жизни, как теперь в Киеве.

Не слышно даже никаких разговоров — все равно, на русском или на украинском. Те, кто возвращается жить в Киев, входит в город как тень, в одиночестве и молчании».

Мы спросили у киевских школьников, что они знают о великой отчественной войне и об освобождении Киева?

Никита, 9 лет:

«Я даже не знаю, почему немцы вдруг решили завоевать Киев. Наши солдаты победили, потому, что у них все 12 республик объединились и победили врага. В школе нам рассказали, что война началась в 1941 году, а закончилась в 1945».

Тимур, 8 лет:

«Немцы выдавали украинцам по 500 граммов хлеба. Этот хлеб был из каштанов. Один раз украинцы перебрались на сторону немцев, а немцы подумали, что у них есть мост. Война была такой: немцы полетели на самолетах и посмотрели, нет ли там моста…».

Диана, 9 лет:

«Мой прапрапрадедушка Иван воевал с немцами. И когда он защищал нашу территорию, то бросил гранату на три танка и сам умер от этой гранаты. Украине помогали и другие страны. Война была страшная, но Киев освободили».

Катя, 10 лет:

«Моего прапрадедушку Тараса забрали в плен и там убили. Он не хотел сдаваться. А еще я знаю, что немцы забирали всю еду и подушки у людей. Люди были очень бедные, голодные, потому что немцы не давали привезти продукты в Киев»

«Выживали благодаря базарам»

Виктор Карпенюк, 86 лет:

«Человек, переживший оккупацию, никогда не выбросит в мусорное ведро хотя бы кусочек хлеба. Для нас, детей войны, это был настоящий деликатес.

Я когда чищу картофель, всегда вспоминаю, что во время оккупации мы шкурки резали на кусочки, и мама жарила вкуснейшие блины, добавляя в эту жижу остатки муки.

Время было голодное… В Киеве при немцах не работали магазины, все они были закрыты или разграблены до начала оккупации, город выживал за счет базаров, которых открылось несколько, один из самых крупных — Евбаз на площади Победы.

Товар крестьяне приносили на плечах — картофель, свеклу, горох. Но ходить на базары было опасно, в любой момент могли налететь полицаи и забрать в Германию на принудительные работы на фабриках и рудниках» (по данным столичного ГУ статистики, в 1940 году в Киеве работало 1130 магазинов и 828 ресторанов).

«В оккупацию работало несколько трамвайных маршрутов. Один — по улице Красноармейской под номером «1». Мы, мальчишки, за проезд не платили, а ездили на подножке, боясь быть пойманными полицаями в салоне. Работал один троллейбусный маршрут — от метро «Лыбидская» (тогда эта местность называлась «железнодорожный переезд».

— Авт.) до площади Льва Толстого. Немцы привезли два своих троллейбуса. В 50-х годах, когда я работал водителем троллейбуса, на них еще возили киевлян.

До войны трамваев было много, но во время бомбежек большинство уничтожили» (по данным столичного ГУ статистики, в 1940 году в Киеве было 434 трамвайных вагона и 47 троллейбусов).

«Высокая цена…»

Киевлянин Николай Горбатенко, 89 лет:

«За Киев пролилось много крови. Очень много… Нам было приказано: «Освободить город — и точка!». И наши хлопцы были настоящими героями! О них можно писать романы.

Обратите внимание

Помню, как одна группа из 10 бойцов перебралась на правый берег Днепра, в районе Киева, и трое суток удерживала небольшой участок в 500 метров, пока туда не бросили подкрепление. Они три дня продержались! Положили более сотни фрицев, а из десяти наших погиб лишь один.

Золотой и умный у них был командир: не бросал людей под пули. Немцы крепко держались и беспрерывно нас бомбили. Я слышал, что лишь за один штурм в районе Киева погибло пять тысяч бойцов…. Высокая цена… А еще помню, как высадили воздушный десант.

В ту ночь был сильный ветер, и ребята вместо правого берега приземлились в Днепр… Половину из них перебил немец, а другие утонули…».

«Во время боев за Киев я получил тяжелое ранение. Из своего окопа мы заметили, что метров за сто лежит раненый боец, он умолял о помощи, и я с двумя санитарами пополз к нему. Добрались, перевязали.

А немец нас заметил и начал утюжить из минометов. Одна мина разорвалась, вторая… десятая. Я очнулся от резкой боли. В окоп санитары уже тащили меня. Дальше был госпиталь, медики хотели отрезать ноги, но я не позволил.

У меня в обеих ногах до сотни осколков. Раны очень болят, я хромаю».

«Бомбили Берлин»

Киевлянин Борис Дрозд, 92 года:

«Когда началась война, мне было 19 лет. В юности я мечтал стать геологом и летчиком. Обе мечты стали реальностью. Но вот пришлось мне не на пассажирских самолетах летать, а сбрасывать бомбы на врага с бомбардировщика дальней авиации Ил-4.

На борт помещалось две тонны боеприпасов, или всего лишь одна бомба — весом в тонну. Она предназначалась для крупного транспортного объекта или моста. Во время бомбежек самолеты сбивали, мои товарищи горели заживо, разбивались, получали увечья.

Вначале было очень страшно, но с каждым днем войны страх исчезал. Надо было идти вперед».

«В первый раз я увидел Киев с высоты в мае 1943 года. Нам дали приказ разбомбить скопление фашистских войск в районе Дарницы.

Тогда была лунная ночь, и мне почему-то запомнилось, что левый берег Днепра представлял собой сплошные пески с небольшими домиками — теперь это настоящий город. Мы бомбили немцев на Дарнице несколько раз.

Бомбы бросали точечно. Было видно, как горят эшелоны и вокруг них бегают перепуганные фрицы».

«Я участвовал в освобождении Киева, мы утюжили немцев на правом берегу — зачищали плацдарм для своих войск. Риск быть сбитым зенитками был огромный. На задание мы вылетали только ночью. Но в 1944 году наш бомбардировщик подбили и мы с экипажем чудом выжили, пробравшись к партизанам, а после этого — в свою часть. Война продолжалась — мы бомбили уже немецкие города, в том числе и Берлин».

«Мы боялись почтальона»

Важно

После освобождения города киевляне начали получать похоронки с фронтов. Почтальоны приносили их почти в каждый дом. «Я помню, как мы боялись нашу почтальоншу Зину. Она приносила нам газеты, а вместе с ними похоронки.

Когда она с сумкой появлялась на улице, мы, маленькие дети, закрывали глаза и про себя молили Бога: «Только не к нам, только не к нам…» У каждого на фронте воевал отец или брат. Помню, как плакала моя подружка, когда принесли похоронку на отца.

А некоторые и до сих пор не знают, где покоятся их родные», — вспоминает киевлянка Валентина Величко.

К 70-летию освобождения Киева от фашистов в «Национальном музее истории Великой Отечественной войны 1941—1945 годов» открылась выставка «Киевские адреса уведомлений о гибели». Представлены материалы об освобождении столицы Украины, а также списки улиц, по которым пришли похоронки:

  • Фрунзе — 700,
  • Саксаганского — 693,
  • Ленина — 600,
  • Красноармейская — 500,
  • Артема — 500,
  • Кирова — 406
  • Горького — 417,
  • Короленко — 363,
  • Ворошилова — 302,
  • Волошская — 298,
  • бульвар Тараса Шевченко — 270,
  • Воровского — 266,
  • Гоголевская — 209,
  • Нижний Вал — 200,
  • Верхний Вал — 176,
  • Бассейная — 144,
  • Брест-Литовское шоссе — 142,
  • Борисоглебская — 116,
  • Крещатик —100.

Как жил город в период оккупации (с 19 сентября 1941-го по 6 ноября 1943 года), мы рассказываем в рубрике «Дневники киевлян, переживших войну». Своими воспоминаниями поделилась Александра Васильевна Андреева, которой сейчас 90 лет.

Александра Андреева: На фронте, в этом аду, я встретила свою любовь. Фото ТРК «Киев»

«Я пошла на фронт в 18 лет. Радисткой прошла всю войну. Киев стал для меня родным, когда мы его освобождали. Мы ввели в заблуждение немцев, передавая в эфир информацию, что все силы, — самолеты, танки, пехота, — якобы собраны на Букринском плацдарме, а войска тем временем тайно перебрасывались на Лютежский плацдарм».

«Освобождение Киева — это была страшная мясорубка, тысячи погибших. У фашистов был приказ стоять насмерть, они уже считали эту землю своей. Но нам удалось погнать их далеко за Киев. Когда мы ехали по столице, руки дрожали от злости… Что же эти изверги сделали с красивейшим городом на земле! Крещатик — сплошной завал. Хотелось плакать».

«Физически я не убивала фашистов, но уничтожила их тысячи, передавая секретные сведения командованию и в войска. Мы работали на машинах-радиостанциях (РСБ). От быстроты зависела жизнь радиста. Выезжали на машине в лес, быстро передавали информацию и, отъехав метров 300, видели, как это место немецкие минометы разносили в клочья».

«Порою я закрываю глаза и вспоминаю лица однополчан. Какие же это были люди! Вместе мы пережили тяжелые ранения, голод и холод. Кстати, с нами всю войну прошел пес по кличке Буран. Он не подпускал к рации чужих, особенно диверсантов в Закарпатье».

«На фронте, в этом аду, я встретила свою любовь! Свадьбу сыграли уже после победы. Я хотела быть актрисой, но стала учителем истории: наши дети должны знать правду о войне, чтобы этот кошмар никогда не повторился».

Источник: http://we-russian.ru/archives/1169

Освобождение Киева 1943 года

Освобождение Киева 1943 года
Дата: 3 — 13 ноября 1943
Место: Северная Украина
Итог: Победа РККА
Изменения: Правобережная Киевская и Житомирская области заняты советскими войсками
Стороны
СССР Третий рейх
Командующие
Неизвестно Неизвестно
Силы сторон
1-й Украинский фронт (весь период), 671000 чел. 4 Танковая Армия (группа армий «Юг»), в составе: 24 тк, 7 ак, 48 тк, группа Маттенклотт, 2 парашютная дивизия
Безвозвратные: 6491, Санитарные: 24078, Общие: 30569 4ТA потеряла за 01-20.11.43: Убито: 389 Санитарные: 3018 Пленные/пропало без вести: 432 Общие потери: 3839

Киевская наступательная операция была проведена с 3 по 13 ноября 1943 года; в результате неё был освобождён Киев.

Подготовка к операции

В конце сентября войска Воронежского фронта (переименован в конце октября в 1-й Украинский фронт) захватили плацдармына правом берегу Днепра к северу и югу от Киева и дважды пытались освободить город. Основной удар наносился сБукринского плацдарма, вспомогательный с Лютежского плацдарма.

24 октября по приказу Ставки ВГК основные усилия фронта были перенесены на Лютежский плацдарм, куда с Букринского плацдарма были тайно переброшены 3-я гвардейская танковая армия, 23-й стрелковый корпус, 7-й артиллерийский корпус и другие соединения и части. Благодаря скрытности проведённых манёвров противник не обнаружил перегруппировки советских войск.

В полосе наступления советских войск 4-я танковая армия имела около 11 сильно потрепанных пехотных дивизий, имея в резерве 2 танковые дивизии. Непосредственно город Киев оборонялся частями 7-го армейского корпуса Вермахта.

Для прикрытия Киева с севера противник построил три укрепленные полосы обороны с развитой системой инженерных укреплений.

С другой стороны советское командование ввело в бой в первом эшелоне 17-20 стрелковых дивизий, 3-4 танковых корпуса и 1 кавалерийский корпус.

Ход операции

1 ноября началось наступление с Букринского плацдарма, основной целью которого было сковать силы противника. Утром 3 ноября главная группировка фронта нанесла удар. После 40-минутной артподготовки советские войска беспрепятственно продвинулись на 1-2 км.

К концу дня войска 38-й армии совместно с 5-м гвардейским танковым корпусом и соединениями 60-й армии продвинулись на 5-12 км.

Здесь необходимо отметить, что 60-я армия наступала с двух соседних плацдармов у сёл Казаровичи и Глебовка и у села Ясногородка и прикрывала с севера и северо-запада правый, открытый фланг 38-й армии.

https://www.youtube.com/watch?v=t-0RLBTEf5k

К исходу первого дня операции 240-я стрелковая дивизия, непосредственно наносившая удар на Киев и поддержанная частями 7-го артиллерийского корпуса, была уже в киевском пригороде Пуще-Водице. При этом были отражены ряд немецких контратак, в которых участвовали подразделения 20-й моторизованной дивизии.

К концу 4-го ноября части 38-й армии (51-й стрелковый корпус), несмотря на поддержку 5-го гвардейского танкового корпуса и 3-й гвардейской танковой армии, смогли продвинуться к Киеву с севера лишь на 5-6 км, достигнув пригорода Приорка и северной границы города.

4-5 ноября в сражение вступили 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 3-я гвардейская ТА, которая перерезала шоссе Киев-Житомир на западной окраине Киева.

Совет

Освобождению столицы Украины также помогло форсирование Днепра 4 ноября силами 237 стрелковой дивизии в районе остров Казачий, что напротив сёл Вита-Литовская и Пирогово, находящихся в 15 км к югу от Киева.

У Виты-Литовской советские части смогли оседлать шоссе, ведущее в Киев по берегу Днепра. Таким образом немцы не могли перебрасывать подкрепления в Киев из района Букринского плацдарма.

С утра 5-го ноября противник начал отход из города по шоссе на Васильков.

Читайте также:  Установление монголо-татарского ига на руси

К утру 6 ноября Киев был освобожден. 7 ноября советские войска освободили Фастов, 13 ноября Житомир. Части 7-го армейского корпуса немцев остановили свой отход лишь в 50 км южнее Киева.

Продолжавшие наступление 60-я и 13-я армии к концу месяца вышли на рубеж севернее Наровля, Ельск, Овруч, восточнее Коростеня.

В начале ноября командование группы армий «Юг» не могло использовать под Киевом свои ограниченные мобильные резервы в лице танковых и моторизованных дивизий, так как в это время планировался контрудар в нижнем течении Днепра у Кривого-Рога, Апостолово и Никополя.

Это стало одним из важных факторов, почему бои за освобождение Киева для немецкой стороны выродились в целом в пассивный отход и ряд сдерживающих боёв. Но с прибытием танковых дивизий уже 10-11 ноября у Фастова и Фастовца начались первые серьёзные немецкие контратаки.

Результат, анализ потерь

Операция по освобождению Киева характеризуется важными стратегическими и политическими результатами (освобождение Киева) и вполне логично выбранными направлениями ударов в обход Киева (перерезание двух шоссе, ведущих из города на юг и на запад), для осуществления которых было выделено адекватное количество сил. Но тем не менее на тактическом уровне советская сторона оказалась не на высоте. Соотношение потерь указывает на то, что немцы организованно отходили и грамотно вели сдерживающие бои.

Говоря об уроне, понесенном противником, следует упомянуть и советские архивные источники.

Например, журнал боевых действий 7-го гвардейского танкового корпуса утверждает, что только во время атаки на Святошино в ночь с 4-го ноября по 5-ое было подбито и сожжено – 16 танков, 6 самоходных орудий, 12 транспортеров, до 200 автомашин, 110 повозок с военным имуществом, уничтожено 830 солдат и офицеров. Потери корпуса – 3 танка, 2 орудия ПТО и 30 чел. личного состава. Всего за время операции корпусом уничтожено солдат и офицеров противника – 14955 человек, захвачено в плен – 1023 человека.

Цифра итоговых потерь немцев в боях против 7-го гвардейского танкового корпуса (эквивалентных потере одной полнокровной дивизии) явно завышена, так как в немецких источниках такая убыль не упоминается.

Хотя, для сравнения, даже в послевоенной немецкой мемуарной литературе упоминается о разгроме 25-й танковой дивизии под Фастовым в те ноябрьские дни, которая потеряла далеко не весь свой личный состав, но утратила почти всю свою технику.

Источник: https://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=777

Освобождение Киева армией Ватутина в 1943. Подробности, тайны, факты, правда войны

Освобождение Киева армией Ватутина. Подробности, тайны, факты и правда войны. 28 октября 1944 года Украина была освобождена от немецкой оккупации. В этом году исполняется 67 лет со дня завершения Восточно-Карпатской операции советских войск, которая увенчалась окончательным освобождением Украины от немецких захватчиков.

Малоизвестным остается тот факт, что за несколько тяжелейших месяцев боев на территории освобожденных районов Украины полевые военкоматы мобилизовали сотни тысяч человек, которые, по заявлениям советского командования, собственной кровью должны были «смыть позор пребывания на оккупированной территории». Именно о судьбе этих людей, прозванных в народе «пиджачниками», «черносвитниками» или «черной пехотой», «ФАКТАМ» рассказал доктор исторических наук профессор Виктор Король.

«Подростков силой забирали на фронт, не спрашивая паспорта… на глаз»

– Что же представляли собой так называемые полевые военкоматы?

– В эти структуры входили взвод солдат и два-три офицера. Фактически они возникли по инициативе генерала Николая Ватутина, которого в народе называли «генерал-облава».

Подобные формирования действовали в тех краях, где воевал Ватутин, особенно много было таких «военкоматов» во время освобождения Левобережной Украины, в частности Киева и Киевской области. На всех этапах битвы за Днепр войска Первого Украинского фронта несли огромные потери.

И от Николая Ватутина поступило предложение набирать в армию молодежь из ближайших сел. Его поддержал Георгий Жуков, имевший статус заместителя Верховного главнокомандующего, что давало ему огромные полномочия.

Официальным же поводом стал приказ Ставки Верховного главнокомандующего № 089 от 9 февраля 1942 года, согласно которому военным советам армий и командирам дивизий было дано право неограниченного призыва людей, «проживающих на освобождаемых от оккупации территориях», на военную службу.

– Кто в то время подлежал мобилизации?

– Предположим, освобождалось село. Сразу после этого в него входил так называемый полевой военкомат, члены которого ходили по домам в поисках подросшей за два с половиной года оккупации молодежи. И, не спрашивая паспорта, отбирали на глаз.

Обратите внимание

Видят: рослый такой подросток (а ему, может, и 16-ти не исполнилось, и он никак не подходит под категорию призывника) – мобилизуют. Полевые военкоматы забирали также бывших солдат Юго-Западного фронта, отпущенных немцами из плена в 1941 году (всего их набралось около 277 тысяч).

Документы свидетельствуют о том, что они не были коллаборантами, а просто вернулись к своим семьям.

Во время поездок по местам работы полевых военкоматов мне довелось общаться с местной жительницей Татьяной Барабаш, принимавшей участие в боях за Днепр в районе Букрина в качестве санинструктора. «Врываясь в дома, забирали не только подростков, но и чудом уцелевших мужчин.

И каждый, уходя воевать, как правило, надевал старую фуфайку, надеясь, что новая еще пригодится в хозяйстве. Все думали, что вернутся домой. Из еды брали с собой ломоть хлеба и шмат старого сала. А через день-два мы уже хоронили их в братских могилах по 200 человек с этими же торбочками и в этих же черных фуфайках.

В тех местах были глиняные яры, а по краям яров стекали ручейки, полные крови», – рассказывает женщина.

К моменту битвы за Днепр набралось около 300 тысяч таких мобилизованных, а всего в процессе освобождения Украины из сел призвали 900 тысяч неподготовленных и необученных бойцов

Перед началом форсирования Днепра в селе Требухов прошло заседание Военного совета штаба фронта. Воспоминания о нем сохранились благодаря офицеру по особым поручениям командующего Первым Украинским фронтом Николая Ватутина Юрию Коваленко.

Когда на этом заседании решался вопрос, во что одеть и чем вооружить 300 тысяч мобилизованных новобранцев, как их хоть немного подготовить, научить заряжать винтовку, будущий «маршал Победы» Георгий Жуков заявил: «Как во что? В чем пришли, в том и воевать будут! Автоматическим оружием этих людей не вооружать! У них же за спиной заградотряды! Дай им 300 тысяч автоматов – и от заградотрядов ничего не останется. Они всех перекосят и чкурнут к немцам. Трехлинейку им образца 1891 года!»

Тогда заместитель командующего Первым Украинским фронтом по тылу генерал Кулешов сообщил, что на складах имеются в наличии только 100 тысяч трехлинеек, а генерал Константин Рокоссовский предложил отправить в Москву курьера, чтобы описать в Ставке Верховного главнокомандующего ситуацию и попросить помочь с вооружением и формой.

И тут Жуков не выдержал и заявил: «Зачем мы, друзья, здесь головы морочим. Нах… обмундировывать и вооружать этих хохлов? Все они предатели! Чем больше в Днепре потопим, тем меньше придется в Сибирь после войны ссылать». В ответ Рокоссовский сказал, что «это – геноцид», и дал указание сообщить о подобных планах в Генштаб.

Однако Ватутин перехватил эту инициативу, заявив, что «не хочет портить отношения с Жуковым из-за этой молодежи».

«Вооруженных кирпичами детей бросали в атаку, чтобы заставить немцев израсходовать свой боезапас»

– Как сложилась в дальнейшем судьба этих новобранцев?

– Приведу воспоминания писателя-фронтовика Анатолия Димарова, вкусившего все тяготы, выпавшие на долю солдата-чернобушлатника: «Никаких медкомиссий не было. На фронт забирали калек и больных. Я уже в 20 лет был инвалидом, слепой и глухой от контузии – все равно взяли. И погнали нас на немецкие пулеметы, знаете, с чем? С половинками кирпичей! Мы не были обмундированы, вооружены.

Нас гнали целый день по лютому морозу и пригнали в местечко, разрушенное до основания. Выдали половинки кирпичей, показали громадный водоем, скованный льдом, и сказали ждать сигнала – ракеты.

А когда она взлетит, дружно высыпать на лед и бежать на врага, который засел на противоположной стороне за крепким ограждением, и выбивать его оттуда… полукирпичинами! А он пусть думает, что это… гранаты.

Назад повернуть никто не мог, потому что нам показали хорошо оборудованные окопы, в которых через каждые три шага сидели смершевцы с нацеленными нам в спину пулеметами. Меня спасло лишь то, что я уже порох нюхал и бежал не в первом ряду, а в пятом.

Важно

Мы добежали метров за сто от того ограждения, немцы нас подпустили. Вы представляете, голый лед, спрятаться негде! И как ударили из пулеметов кинжальным огнем! Ребята передо мной падали, как подкошенные, я тоже упал и лежал, а солдат передо мной аж вертелся от пуль, которые в него попадали.

Все время на меня наползал… Потом немцы начали стрелять из минометов. Слышали о таких минах, которые называли «квакушками»? Падает, ударяется о лед, не взрывается, а подскакивает вверх метров на четыре-пять, тогда взрывается, и осколки идут вниз. Как меня теми осколками не убило?..

Затем взрыв – и черная яма, в которую я провалился. Меня санитары так и подобрали: с намертво зажатым кирпичом в руках».

Димарову очень повезло. Ведь почти все ребята, которых забирали полевые военкоматы, погибали в первом же бою. С какой целью все это делалось? Так выявляли огневые точки врага, провоцируя немцев выстрелить в безоружных людей свои боеприпасы перед началом основного сражения.

Во время съемок документального фильма «Цена Победы» мне приходилось общаться с немецкими ветеранами, которые приезжали в Украину исследовать свои солдатские захоронения. Когда мы спрашивали их об этих боях, в ответ звучало одно и то же: «Даже нам было жалко подростков.

Когда видели, что их стадом гонят, без оружия, рука не поднималась. А те, кто сидел у пулеметов и вынужден был стрелять, старались попасть по ногам. Другие сходили с ума или отпрашивались от такой бойни, этой страшной миссии».

Вот так это действовало даже на врага, потрясенного подобной жестокостью.

– Крупные потери в битве за Днепр объяснялись желанием добиться победы любой ценой…

– Тем не менее у Красной армии была возможность освободить Киев без таких ужасных потерь. Тогда войска Центрального фронта под командованием Константина Рокоссовского уже захватили плацдармы в районе Лютежа и Вышгорода общей протяженностью

22 километра. Столицу Советской Украины с минимальными потерями готовы были взять непосредственно бойцы 60-й армии под командованием нашего земляка генерала Ивана Черняховского, о чем Рокоссовский доложил Йосифу Сталину. Вождь позвонил Жукову, члену Военного совета Хрущеву и генералу Ватутину.

Все трое высказались категорически против предложения Рокоссовского. Ведь на кону стояла честь взятия Киева. Тогда Сталин сообщил Рокоссовскому: «Им на месте виднее» – и приказал сделать разграничительную полосу.

Совет

В результате этого часть Украины, включавшая Киев, досталась Воронежскому фронту под командованием Ватутина с последующим его переименованием в Первый Украинский фронт.

Вспоминая о заседании военного совета в Требухове, Юрий Коваленко рассказывал, что, когда встал вопрос о возможности взятия Киева войсками Черняховского, Жуков заявил: «Героем Киева должен быть русский, а не какой-то красавчик-хохол! Героя за Киев получит не Черняховский, а Ватутин! Поэтому следует немедленно дать команду Черняховскому сбить пыл наступления».

Справедливости ради отмечу, что Ватутин был тоже родом из Украины. По его признанию, во время учебы в Полтавской школе пехоты ему посоветовали изменить фамилию с Ватутя на «русскую» – Ватутин как более перспективную для военной карьеры.

В свое время я общался с Героем Советского Союза Петром Евсеевичем Брайко, командовавшим партизанским отрядом в соединении Ковпака.

Он мне так и говорил: «Наше командование по дурости положило за Киев полмиллиона человек!» До начала мясорубки на Днепре 60-тысячная армия Ковпака расположилась на северо-западе от Киева.

Бойцы только что вернулись из рейда по Западной Украине и, по словам Брайко, «томились от безделья». А могли ведь навести переправы и переправить огромное количество бойцов незаметно от немцев, которых в тот момент на северо-западе было не очень много.

Для сравнения, во время переправы через Днепр в районе Букрина и Лютежа у наших солдат не было понтонов. Они вынуждены были плыть под огнем противника на плащ-палатках, набитых соломой, которые впитывали воду и шли на дно через сотню метров.

– Полевые военкоматы работали только на территории Украины?

– Совершенно верно. Ни при освобождении России, ни в Белоруссии, кроме единичных случаев, такой практики не было. Не стоит забывать о том, что набор «чернобушлатников» проходил и на Правобережной Украине.

По сути, это был геноцид украинского народа, ведь было поголовно истреблено много молодежи, подросшей за годы оккупации. Фактически украинцев объявили изменниками, жившими на оккупированной территории.

Хоть они оказались под немцами не по своей воле, их бросили.

Обратите внимание

Стоило только наверху объявить изменниками целый народ, как во всех структурах, особенно в политсоставе, украинцев стали называть предателями.

Представьте, что чувствовали эти мобилизованные ребята?! Как правило, перед боем выступал политрук. У тех же в руках даже оружия не было, а им говорили: «Вы изменники и должны искупить свое предательство кровью.

Оружие добудете в бою!» Кстати, до сих пор «чернобушлатники» официально так морально и не реабилитированы.

Источник: https://zrada.org/hot/4-oun-upa-vijna/599-osvobozhdenie-kieva-armiej-vatutina-podrobnosti-tajny-fakty-pravda-vojny.html

Ссылка на основную публикацию